Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Вернуться к обычному виду

Страницы истории Грязовецкого Земства

В 1797 году была образована Вологодская губерния. Высшим должностным лицом и главой администрации стал губернатор, непосредственно подчинявшийся министру внутренних дел России. Функции губернского правления были весьма обширные. Без опоры на различные учреждения местного самоуправления оно, конечно, не могло эффективно действовать.

Поэтому в 1864 году царь Александр II своим указом ввёл в России различные земские учреждения, а в июне 1870 года он подписал закон под названием "Городовое положение", который определял устройство муниципального местного самоуправления. С того времени Вологодская губерния, как и вся Россия, перешла на систему земств, просуществовавших до 1917 года.

Как же развивалось местное самоуправление в Грязовецком уезде.

Город Грязовец в 1870 году производил неоднозначное впечатление на путешественников и проезжающих. "Скучен, грязен, плох показался мне Грязовец снаружи", - писал посетивший Грязовец в дурную погоду где-то в середине прошлого века знаменитый петербургский профессор С.П. Певырев. А вот публицист С.Ф. Шарапов оставил такое воспоминание в 1892 году: "Самый город Грязовец, лежащий почти у самого вокзальчика, производит впечатление очень глухого и очень симпатичного уголка. Вопреки своему названию, он очень чист и порядочно замощён. Жителей и мало, всего около 5000 душ, и занимаются они чиновничеством, торговлею и земледелием. Недоимок нет, грабежей и убийств тоже …, процессов почти не ведут, живут по-божьему, не жалуются, не кляузничают, а сажают себе картофель, сеют лён…".

Промышленность в уезде тогда практически отсутствовала.

В 1870 г. в Грязовце был учтён 2161 житель. На 15 улицах и 4 площадях стояли 309 зданий, в том числе 32 каменных строения. В двух мужских и одном женском училище училось около 100 человек. В сельской местности действовали ещё 4 приходских училища со 120 учащимися, а также 40 церковно-приходских школ. В городе имелась одна на 10 кроватей городская больница, размещавшаяся в 3-х комнатах одноэтажного дома, с врачом, не получавшим жалованья. Население уезда ещё обслуживали 2 фельдшера в Раменской и Ростиловской волостях, 3 повивальные бабки и 3 оспопрививателя. Одна за другой вспыхивали эпидемии заразных болезней - оспы, холеры, тифа. Грязовец скорее походил на большое село по виду, как заметил ещё один путешественник: "Главная улица ещё имеет претензию… и дома больше, и меньше, и лавки, и гостиницы. Снаружи всё прилично. Вот и Собор: он как бы сдавлен с одной стороны подступившими к нему ларями базара, с другой - постройками главной, очень длинной улицы. Это лишает Собор самого вида. Город из конца в конец можно проехать за несколько минут".

В минорных тонах описал состояние и участь населения Грязовецкого уезда известный вологодский этнограф Николай Александрович Иваницкий: "Вредное влияние жизненных, хозяйственных и природных условий, действующих на протяжении целых столетий непрерывно, привело народ грязовецкий… в то состояние захудалости, в котором мы теперь его находим". Если в жителях по реке Обноре, отмечал исследователь, ещё …заметно стремление к предприимчивости, чистоте и порядку в домашней жизни, то жители р. Сеньги и Лежи живут весьма неряшливо, грязно, как бедные, так и богатые. В избах держат и телят, и овец. Грубы, не словоохотливы, даже дики. В каждом чиновнике видят врага".

Таким Грязовец и уезд подошёл к началу земской реформы, завершив 90-летний период, который продолжался с момента преобразования села в город - с 1780 по 1870 годы.

Такое явление как Земство - одна из самых ярких страниц в истории развития местного самоуправления в Российском государстве.

В Толковом словаре "Живого великорусского языка" В.И. Даля читаем такое толкование слова "земство": "Земство - сельские обыватели, граждане, за изъятием горожан, уездное население". В.И. Даль, похоже, прав только отчасти, ибо к началу 20 века земство включало уже и горожан. Тогда же появился и так называемый "третий элемент" - служащая интеллигенция, сыгравшая активную роль в активизации жизни земства. Истоки его зарождения лежат ещё в XV-XVI веках. Кульминацией стала организация земских учреждений как органов местного самоуправления во 2-ой половине 19 века, основанных согласно "Положению о земских губернских и уездных учреждениях" от 1 января 1864 года. Это и была земская реформа 1864 года. Она стала одной из многих реформ 1860-70-х годов, проводимых Александром II, первой и основополагающей из которых была реформа крестьянская - по отмене крепостного права 1861 года. Необходимость других была продиктована именно ею в связи с необходимостью приспособить самодержавный строй России к неизбежно начавшемуся развитию капиталистических отношений. Целая сеть реформ - крестьянская, земская, городская, судебная, финансовая и другие, бесспорно, расширяла права местных властей, ввела выборность органов хозяйственного управления, создала благоприятные условия для развития торговли, промышленности и кредита, наконец, для распространения просвещения и культуры среди населения.

И всё же компетенция и самостоятельность Земства во многом была ограничена самодержавием.

Новые органы местного самоуправления, согласно земской реформе - губернские и уездные Земские Собрания, как распорядительные органы, и Земские Управы, как исполнительные органы, были выборными, формально всесословными, избиравшимися сроком на 3 года. Очередные земские собрания созывались один раз в год, в промежутках могли созываться чрезвычайные собрания.

Председателем Земского Собрания был, как правило, уездный предводитель дворянства, особенно в уездах, которые ранее считались "помещичьими", и назначался на пост губернатором.

Однако сами выборы были далеки от демократичности в современном понимании этого слова. Они были основаны на имущественном цензе и при формальной бессословности дворянству фактически было предоставлено преимущество. И неудивительно, ведь сама цель земской реформы, как говорилось во всеподданнейшей записке министерства внутренних дел Ганского, "было вознаградить дворян за потерю помещичьей власти", предоставив им "первенство в хозяйственной администрации".

Сначала проводились выборы в уездные Земские Cобрания. Выборы не были прямыми и всеобщими, а производились на 3 избирательных съездах: уездных землевладельцев, городских избирателей и выборных от сельских обществ. В первых двух съездах участвовали /вот он имущественный ценз/ владельцы недвижимых имуществ или торговых и промышленных предприятий в пределах уезда или города. Выборные, от сельских обществ, избирались на волостных сходах. Затем избирались гласные в губернские Земские Собрания. Эта процедура проходила на уездных Земских Собраниях по расчёту: один губернский гласный на 6 уездных. Это окончательно обеспечивало преимущество дворянскому сословию.

В Вологодской губернии, как и в других северных губерниях, большинство в уездных земствах принадлежало крестьянским гласным. Но и крестьяне не были однородной массой в том, что касается их имущественного положения. Чаще всего они, представляя зажиточную часть крестьянства, находились под влиянием дворян и купечества.

Преимущественное влияние интересов дворянства в земских учреждениях подчёркивалось и тем, что председателями земских собраний по должности состояли предводители дворянства.

По новому Положению о земствах, принятому при Александре III в 1890 году, и вовсе был возвращён сословный ценз с увеличением представительства дворянства. Введены и другие ограничения. Например, были лишены избирательских прав духовенство и евреи. В итоге избирательным правом пользовались только русские подданные мужского пола не моложе 25 лет.

Сама компетенция Земства была строго ограничена правительством, которое передало им только хозяйственные дела, "касающиеся польз и нужд данной губернии или уезда". Земства строго контролировались губернатором, министром внутренних дел, действовала вездесущая бюрократическая опека.

Земства не имели принудительной власти, т.к. полиция им не подчинялась. Земства различных губерний не имели права общаться между собой, что представляется уж совсем странным. Были многие и другие ограничения.

Несмотря на это земства успели сделать много полезного на местах.

Как земская реформа осуществлялась на территории нашего края?

Объявленная в 1864 году реформа проводилась не повсеместно и не одновременно. К 1870 году Земства были введены в 34 губерниях. Наша Вологодская губерния на систему земства перешла в 1970 году, утвердив полномочия уже избранных к тому времени ряда уездных земств, в том числе Грязовецкого.

Первая сессия Грязовецкого уездного Земского Собрания прошла 25 сентября 1869 года. Это было организационное собрание после выборов уездных гласных. Оно же, очевидно, утвердило состав первой земской уездной Управы из председателя и двух членов. А также наметило цели и задачи уездного земства на ближайшее время - на период подготовки к уездному собранию сессии 1870 года, уже на котором предстояло определить, как видно из докладов Управы, состояние дел в экономике, образовании, здравии и других сферах жизни местного населения и выработать предложения по улучшению всех этих сфер жизни.

Грязовецкая Земская Управа открыла свои действия с 20 января 1870 года и ко 2-й сессии Грязовецкого уездного Земского Собрания, проходившего с 22 по 30 сентября 1870 года действительно подготовила целый ряд докладов по положению дел в уезде, в том числе в народном образовании, и преложила целый ряд мер для "возвышения уровня образования в Грязовецком уезде:

  1. – обеспечить содержание существующих 4-х училищ - Ростиловского, Раменского, Меленского и Михалевского (в д. Дуравине), открыть в них доступ детям всех сословий (существовавший ранее 6-копеечный сбор на эти училища с государственных крестьян отменён);
  2. – открыть училища в остальных волостях - Семёнцевской, Степуринской, Панфиловской, Огарковской, Ведёрковской, Авнегской и Ново-Никольской;…;
  3. – жалованье преподавателям назначить не менее 150 рублей при годовой квартире, выдавая, кроме того, по 4 рубля за каждого ученика, выдержавшего окончательное испытание (при этих испытаниях должны присутствовать волостные старшины, гласные и члены училищного совета от земства);
  4. – единовременное поступление детей в училище должно происходить в сентябре месяце…;
  5. – для поддержания училища в материальном отношении необходимо при содействии мировых посредников и волостных правлений, привлечение влиятельных местных жителей к обязанностям почётных блюстителей;
  6. – для облегчения приобретения учебных руководств необходимо открыть постоянный книжный склад, поручив заведование одному из членов училищного совета от земства;
  7. – ходатайствовать о назначении пособия женскому училищу в Грязовце (существует 9 лет с помощью добровольных пожертвований);
  8. – включить в кондиции с содержателями станций условие о бесплатном отпуске лошадей членами уездных училищных советов (в виду пользы от такого обозрения училищ);
  9. – по просьбе Грязовецкого училищного совета назначить Собранием 75 рублей в год на наем писца.
По предложению гласного К.В. Левашова Собрание решило назначить определённую сумму на поддержание существующих училищ и учреждение новых. Собрание постановило: ассигновать на народное образование 2500 рублей.

Окончательное формирование земства в Вологодской губернии завершилось первым губернским Земским Собранием, проходившим с 3 по 11 марта 1870 года. Это было торжественное событие в жизни губернии и всех ее уездов, перешедших на систему земства. Подобающе моменту прозвучала речь вологодского Губернатора Хоминского Станислава Федоровича при открытии первого очередного Губернского Земского Собрания: "Милостивые Государи! В продолжение восьмилетнего управления моей губернией я уже имел честь три раза открывать здесь дворянские собрания, ныне на мою долю выпал лестный жребий открыть и первое собрание представителей всех сословий Вологодской губернии. Как дворянским представителям я постоянно старался оказать посильную помощь в их трудах и ходатайствах, так и представители Земства встретят ту же с моей стороны всегдашнюю готовность содействовать им во всех благих начинаниях…

Весьма важные труды, предстоящие Вам, как деятелям земских учреждений, усугубляются в здешней губернии по причине огромного ея протяжения, разбросанности от другой местности; но зато Вы имеете возможность воспользоваться опытом земских учреждений других губерний, где они уже несколько лет открыты, в особенности такие, которые находятся в положении, подобном здешнему краю.

Как бы то ни было, сочувствие целого здешнего общества и всего населения губернии придаст Вам силы достойным образом оправдать доверие избравших Вас и ожидания Государя Императора, в неусыпной "заботливости Его Величества о благе всех верноподданных".

Так начиналась история Земства в нашем крае. Членами первого уездного собрания были избраны 28 гласных, среди которых были и землевладельцы, и священники, и купец, и временнообязанные, и государственные крестьяне.

Более чем столетие отделяет нас от тех времён, большой исторический пласт. История города, уезда, района неразрывно связана с деятельностью конкретных исторических личностей. Знание о них делает историю более живой и зримой. Какие люди управляли Грязовецким земством? Были ли они яркими личностями?

Некоторые из них избирались не на один трёхлетний срок, а на 2 и даже на 3 срока.

Такой выдающейся личностью был Левашов Алексей Александрович.

Дворянин, штаб-ротмистр Левашов А.А. возглавлял пост председателя уездного Земского Собрания с 1870 по 1879 год. Знаменательно и то, что он всё это время возглавлял и Земскую Управу. Был избран и на следующее, четвёртое трёхлетие, но смерть оборвала его деятельность, получившую признание.

В 1880 году на праздновании 100-летия города Грязовца его памяти были возданы особые почести среди грязовчан, "которым были дороги интересы города".

В речи председателя Грязовецкого Мирового Съезда Фёдора Григорьевича фон Гилленшмидта тогда прозвучали слова: "Милостивые государи! Я позволю себе в качестве городского гласного обратиться к Вам с несколькими словами и прошу обратить Ваше внимание на то, что в течение целого столетия существования нашего города только два лица удостоились быть возведены в Почётные граждане Грязовца. Один из них, к общему нашему прискорбию, недавно перешёл в другой мир - это почтенный наш А.А. Левашов, который, будучи в течение более 20 лет представителем дворянского сословия нашего уезда и более 10 лет земским деятелем в качестве председателя Земской управы, никогда не оставался чужд к интересам города и всякое, как радостное, так и печальное событие, касающееся города, было им близко принимаемо к сердцу. Его всегда ровный и спокойный характер вносил всюду согласие и миролюбие и стушёвывал всякого рода шероховатости. Обладая светлым умом и практическою опытностью, он неоднократно приходил на помощь многим из нас своими полезными советами.… Смею думать, что я не пересолю, выразивши задушевное желание, чтобы и будущее столетие наградило наш город таким человеком, справедливым и полезным деятелем, каковым был всеми нами уважаемый Алексей Александрович Левашов".

Среди представителей Управы также были незаурядные личности из наиболее влиятельных земледельцев. С 1891 по 1900 годы эту должность занимал Виктор Андреевич Кудрявый.

Родился Виктор Андреевич в 1859 году в дворянской семье. Закончил Императорский Санкт-Петербургский университет и стал профессиональным адвокатом. За так называемую антиправительственную деятельность в 1888 году был выслан в своё имение, где стал заниматься сельским хозяйством. В 1891 году занял выборную должность председателя Грязовецкой уездной земской Управы, а с 1900 по 1907 год был председателем Вологодской земской управы.

В годы первой русской революции 1905-1907 г.г. В.А. Кудрявый оказался в эпицентре общественной жизни Вологды. Он стал инициатором образования вологодского отделения конституционно-демократической партии, а 20 декабря 1905 года был избран председателем кадетской партии. В августе 1906 на первом общегубернском съезде Партии Народной Свободы (так с 1906 года официально стала называться партия кадетов) В.А. Кудрявый был избран председателем губернского комитета партии.

25 марта 1906 года как наиболее авторитетный земской деятель Вологодским чрезвычайным земским собрание он был избран в члены Государственного совета. После поражения революции он был сослан в фактическую ссылку в Грязовец и лишён права заниматься общественной деятельностью. Лишь несколько позже в 1913 году, Виктор Андреевич становится членом попечительского совета Грязовецкой женской гимназии. В следующем году он награждается золотым нагрудным знаком "В память 50-летия положения о земских учреждениях", а в 1915 году избирается членом Вологодской губернской земской управы. В марте 1917 года на собрании гласных Вологодской городской думы и представителей общественных организаций (всего свыше тысячи человек) был образован Губернский Временный комитет, который взял всю полноту власти в губернии. В его состав вошёл и В.А. Кудрявый. Уже 4 марта на заседании Временного комитета он избирается его председателем, а 6 марта утверждается Временным правительством губернским комиссаром.

В сентябре 1917 года Виктор Андреевич Кудрявый ЦК Партии Народной Свободы выдвигается в число своих кандидатов в Учредительное Собрание по Вологодской области. На выборах в губернском центре победу одержали кадеты, но большинство крестьян проголосовали за эсеров, и ни один кадет от губернии в Учредительное собрание не прошёл. В конце октября 1917 года эсеро-меньшевистский Совет в Вологде попытался взять власть в свои руки, но большинство служащих административных и общественных учреждений отказались подчиниться Совету и заявили о своей верности Комиссариату. В января 1918 года должность губернского комиссара была упразднена и 25 января В.А. Кудрявый вместе со своим помощником Н.Я. Масленниковым выступил с заявлением протеста против установления советской власти в губернии.

Виктор Андреевич Кудрявый пользовался большим авторитетом и уважением в обществе. И когда в 1919 году он умер от тифа, большевистский "Красный Север" написал в посвящённом ему некрологе следующие слова: "Это имя хорошо знакомо не только в Вологодской губернии, но и многим в России… Он вёл методическую, упорную борьбу за народное образование, за народное здравие, за народное благосостояние.… В тех культурных достижениях, коими обогатилась Вологодская губерния, работе Виктора Андреевича историком края будет отведено видное место. Сейчас (автор некролога очевидно намекал на политические обстоятельства момента, выразившиеся в ликвидации советской властью земского самоуправления) ещё не наступило время для этой оценки".

В июне 2004 года на здании расчетно-кассового центра Грязовца, где в революционный период проходили бурные заседания представителей различных партий, была установлена мемориальная доска, посвященная памяти В.А.Кудрявого.

Земство было органом самоуправления и должно было содержать себя самостоятельно. Основой уездного земского бюджета было обложение недвижимых имуществ, главным образом, земель и лесов, предприятий и торговых заседаний домов. Это были не такие уж значительные средства, и земская управа должна была тщательно выверять каждый пункт расхода. Сама процедура земского обложения, составление листов для тысяч окладных единиц, оценка земель, внесение изменений и т.д. представляла из себя огромную работу оценочно-окладной комиссии. Земством должны были разбираться все спорные вопросы обложения налогами, вплоть до подключения в сложных случаях полицейского управления. Надо заметить, что даже при таком огромном усердии земских уполномоченных по земским сборам, уклониться от уплаты были охотники и тогда.

Сергей Васильевич Проничев в своих скрупулёзных исследованиях однажды привёл такой любопытный факт: "Когда Советская власть принимала "дела" от земства, оказалось, миллионер Александр Морозов, много лет бывший городским головой, задолжал в земскую казну 184 тыс. руб. невыплаченных налогов". Правда, он же много делал и в плане благотворительности – содержал целую пожарную команду в городе.

В доходы земства входили также недоимки по сборам за прошлые годы, судебные сборы, пособия и пожертвования земству на конкретные цели, плата за лечение больных, доход от земских учреждений с платными услугами и некоторые другие поступления.

Расходы земства делились на обязательные и необязательные. Обязательные строго оговаривались и утверждались губернским собранием. К ним относились: участие в расходах правительственных учреждений; содержание станций при полицейских (подводная повинность), наем домов и квартир становым приставам, судебным следователям и т.д. (квартирная повинность), а также - земского управления, уездных мировых судей, содержание мест заключения, дорожная повинность - ремонт и содержание дорог в уезде.

Кроме того, были различные отчисления - на губернские и земские потребности, образование запасных капиталов и т.д. Все они падали, главным образом, на крестьянское население.

К необязательным расходам относились расходы на здравоохранение и народное образование, а также расходы по экономическому благосостоянию населения, хотя им уделяло земство наибольшее внимание.

Обязательные расходы бюджета шли на выполнение так называемых земских повинностей. Одной из самых проблемных в их числе, пожалуй, в плане её выполнения, была повинность дорожная. Ох, уж эта извечная российская проблема - ремонт и содержание дорог при довольно бедственном их состоянии!

В Грязовецком уезде Земству надлежало использовать дорожную повинность по трём главным трактам: Московском почтовом на протяжении 70 вёрст от Вологодского уезда до границы с Ярославской губернией; Пошехонским торговым - на протяжении 24 вёрст от Вологодского уезда до границы Пошехонского уезда Ярославской губернии и Буйском торговом на протяжении 56 вёрст от г. Грязовца до границ Буйского уезда.

Не легко решались вопросы дорожного строительства в уезде. При том, что они постоянно всплывали на сессиях уездного Земства - об устройстве мостов просёлочных дорог, подъездных путей к железнодорожным станциям, в сметы закладывались довольно небольшие суммы на их исполнение.

Надо отдать должное введению со временем в Земстве такой единицы, как земский техник, который составлял сметы на ремонт полотна земских трактов и находящихся на них дорожных сооружений. Он постоянно привлекал наших земцев к дорожным вопросам, со всем пылом и болью за порученное дело.

Благодаря железнодорожному сообщению стало возможным быстро и дёшево поставлять продукты животноводства, даже мелкими партиями, на рынки Москвы и Санкт-Петербурга и получать значительные барыши. Это дало такой значительный толчок в развитии маслоделия в уезде, что почти в каждой деревне стали открываться свои заводики - маслодельни. Если до 1879 г. в уезде работали 11 сыроварен, вырабатывавших до 6065 пудов сыра разных сортов и 443 пуда масла в год, то в 1896 году в уезде было 117 маслодельных завода и 2 сыроваренных, к началу XX века - 168 маслозаводов. Уезд занимал 1 место в губернии по насыщенности маслодельнями.

Конец XIX - начало XX вв. были периодом развития крупной маслодельной промышленности. Такие купцы, как братья Морозовы, братья Фадеевы, купцы Мотов, Грачёв и другие стали прибирать мелкие маслодельни и создавать крупные. Так Морозовым принадлежала целая сеть маслобойных заводов в различных волостях уезда.

Не стояло от этих дел и Земство - как губернское, так и уездное. Вёлся строгий учёт маслоделен, их санитарное состояние, были разработаны даже специальные инструкции губернским земством по обустройству таких заводов, и владельцы обязаны были им следовать.

В те годы отдельной санитарно-эпидемиологической службы в уезде ещё не было и проблемами загрязнения окружающей среды занимались врачебно-санитарные комитеты. Вот, например, какие требования предъявлялись к сточным водам, спускаемым в общественные водоёмы (эти требования были приняты в специальном постановлении Земского Собрания):

"Температура сточной воды при впадении в общественный водоём не должна быть выше 30 градусов по Цельсию. Сточная вода не должна иметь ярко выраженной кислой или щелочной реакции. Сточная вода не должна иметь гнилостного, фекального и иного, более или менее определённого запаха. Сточная вода не должна иметь какой-либо определённой окраски за исключением того натурального оттенка, который имеет вода того водоёма, из которого пользуется водой фабрика. Сточная вода не должна содержать взвешенных веществ более, чем вода того водопровода, куда она спускается. Сточная вода не должна иметь ни во время поступления в водоём, ни после выемки пробы, при стоянии в сосуде, плёнок, состоящих из жиров и масел животного или растительного происхождения и особенно из нефти, её продуктов и других углеводов. Сточная вода не должна загнивать при стоянии в течение недели при температуре 30 градусов по Цельсию. Сточная вода не должна содержать ядовитых веществ и болезнетворных микроорганизмов. Сточная вода не должна изменять к худшему химического состава воды того водоёма, в который она отводится. Сточная вода должна быть пригодной для жизни рыб и растений".

Вот такие строгие требования предъявлялись в ту далёкую пору уездным Земским Собранием к сточной воде любых промышленных предприятий.

Земство помогало внедрять новые технологии и передовой опыт зарубежных фирм. На сессии Грязовецкого уездного Земства 1888 года было решено пригласить двух из прибывших тогда в губернию датских мастеров-маслоделов в качестве инструкторов молочного дела. И эта работа не прошла даром для грязовчан, сумевших добиться высокого качества масла.

Ещё в 1878 году в Москве, на выставке молочных произведений, 4 из 10 вологодских медалей получили грязовецкие маслоделы: серебряные медали - Виноградову Павлу Фёдоровичу за сыр Честер и Фогт за голштинское масло; бронзовые медали - Волоцкому Николаю Алексеевичу за голштинское масло, Левашову Константину Александровичу за сливочное масло.

В обязанность Земству реформой было поставлено "печись о народном продовольствии". И оно пеклось, особенно в неурожайные годы. Земство постоянно контролировало хлебные запасы, вело отчётность по качеству и состоянию хлебных магазинов, наблюдало за действиями сельских сходов по делам продовольствия, за выдачей ссуд из запасных магазинов и возвращении недоимок. Даже когда законом 12 июня 1900 года заведование продовольственным отделом было отнято от Земства и передано в крестьянские учреждения, Земства не перестали заботиться о нём и в трудные моменты жизни крестьянства, всякий раз приходило на помощь не только "предупреждением печальных последствий неурожая, но и практическими делами, например, организуя общественные работы для населения, чтобы дать возможность ему пережить трудное время.

Проблемами повышения благосостояния народной жизни, от которого зависело и его собственное содержание, Земство озаботилось с самого начала своей деятельности. На заседаниях уездного Земского Собрания регулярно звучали доклады Управы о "мерах для развития промышленности и торговли и для подъёма экономического благосостояния уезда".

Говоря о былой славе и продолжении традиций нельзя особо не сказать о ещё более традиционном занятии населения уезда таким, как льноводство. Развитие льноводства было настолько велико, что нашло отражение в историческом гербе г. Грязовца. Лён, некогда основная торговая культура региона, принёс немалую долю славы нашей земле. Льноводство, наряду с хлебопашеством, развивалось всё более ввиду высоких цен на лён. Об этом в 1870 году докладывала Земская Управа. Лён и кормил, и одевал, и обувал нашего северного крестьянина.

Хлебопашество, льноводство, менее животноводство, незначительно развитые промыслы - вот основные виды деятельности основной массы крестьянского населения в уезде к началу работы Земства. Результаты этой деятельности тогда наглядно можно было увидеть на наших грязовецких ярмарках, которых в уезде проводилось до 18.

В самом городе жизнь заметно оживлялась 3 раза в год: в январе - на Антоньевской, в июне - на Петровской, в ноябре - на самой крупной - Введенской. Нашими местными предметами торга на них были лён, холст, масло коровье, сало, кожа, хлеб. Привозные товары - бумажные, шерстяные и шёлковые материи, железные изделия и конская сбруя.

Производился торг лошадьми, главным образом, на Введенской ярмарке. Увеличивать количество ярмарок Управа не находила нужным.

Да, шумели когда-то на Соборной площади широкие ярмарки, собиравшие торговцев, купцов не только со всех волостей уезда, но и из многих других губерний. Ярмарки составляли главнейшую честь городского дохода.

Однако со временем их значение начинает падать. Во многом посодействовало этому событие, которое, впрочем, сыграло очень благотворительную роль для развития уезда, а именно - открытие железной дороги Ярославль - Вологда через Грязовец. Открытие состоялось в 1872 году, навсегда связав наш маленький городок со всем образованным миром. Начальник губернии Станислав Фёдорович Хоминский, неустанно заботившийся о проведении этой дороги, стал в связи с этим вторым за столетие Почётным гражданином г. Грязовца.

Наш край издавна считался сельскохозяйственным, земледельческим. Это наглядно подтверждают цифры: к 1870 году сёл и деревень в уезде было 1006, количество народонаселения - более 80 тысяч, мужского пола - 35670, надел крестьян - более 237,5 тысяч десятин. Отсюда одной из главных задач Земства было - содействие состоятельности крестьянских хозяйств - главного налогоплательщика, повышение его доходности. Земство всеми силами помогало распространению сельскохозяйственных знаний в уезде, пропаганде нового опыта. Этим целям были подчинены предложенные Земством сельскохозяйственные съезды и выставки.

Так первый сельскохозяйственный съезд был открыт 3 октября 1872 года, на котором был сделан обзор крестьянских и владельческих хозяйств.

29 сентября 1872 года прошла первая в Грязовце и уезде сельскохозяйственная выставка "произведений заводской и сельскохозяйственной промышленности". В 1874 г. в уезде был учреждён уездный инспектор сельского хозяйства и промышленности. Им тогда стал землевладелец Ф.Г. Гилленшмидт.

Именно Земство пропагандировало новые знания о многополье, травосеянии, приглашало инструкторов по полеводству, луговодству, пчеловодству, содействовало открытию сельскохозяйственных складов земледельческих орудий и удобрений, зерноочистительных пунктов, участвовало в мелиоративных кредитах и даже организации метеорологических наблюдений. Во всём этом была, конечно, огромная заслуга Земства.

На октябрьской сессии 1879 года были подведены итоги его работы за 10 лет - с 1870 по 1880 год. Самые интересные данные из того, что представлял собой Грязовецкий уезд в этот период, мы предлагаем вашему вниманию.

Во владении населения Грязовецкого уезда (до 39 тыс. человек мужского пола) было 377.419 десятин 492 сажени удобных земель. 118.566 десятин 525 саженей, принадлежащих казне, 1137 десятин 1600 саженей - удельному ведомству и 726 десятин 673 сажени - городскому обществу, так что вся площадь удобных земель равнялась 497.849 десятин 890 саженям. Шесть седьмых земельных доходов получалось с земель и только одна седьмая - с остальных предметов обложения.

Как видно из этих цифр, на земли, принадлежащие крестьянам, падало две трети всех платежей земель Грязовецкого уезда. Помещики оплачивали одну десятую часть всех сборов, одна десятая падала на гильдийские и промысловые свидетельства, одну шестнадцатую оплачивала казна, остальную часть - удел, город и заводские помещения. Стоимость натуральных повинностей по исправлению трактов равнялась по оценке управы одной седьмой доле бюджета.

Четырёхпольная система являлась, по словам управы, редким исключением в крестьянском хозяйстве (в помещичьем, наоборот, исключением была трёхпольная система, заменённая системой от четырёх до семи полей с применением травосеяния). По сведениям волостных правлений, ржи крестьянами было посеяно 18348 четвертей, яровой пшеницы - 1150, овса - 38037 и ячменя - 296 четвертей. В целом крестьяне засевали до 20 тысяч десятин (то же количество было и в 1876 году). Урожай хлебов был в общем прежним: ржи сам 6, овса сам 3 и ячменя сам 4. Лошадей к отчетному году было у крестьян 16651, коров 36024, всего 52675 голов, не более двух с половиной на десятину, как и в 1876 году, так что и количество удобрений не увеличилось.

При 85 тысячах населения обоего пола запашки на 20 тысяч десятин крайне недостаточно для обеспечения населения. В этом смысле важным подспорьем стало возделывание льна и собиралось до 165 тысяч пудов. Сбывался лен по цене в среднем до пяти рублей за пуд на местах и в Грязовце агентами фабрикантов полотняных изделий Ярославской, Костромской. Архангельской и Вологодской губерний.

Жители Авнегской волости занимались выделкой ручных полотен на продажу; во всех волостях выделывался на продажу холст. Доход от продажи льна и изделий из него управа исчисляла приблизительно в 830 тысяч рублей.

Кроме того, население занималось производством деревянной и глиняной посуды, сапожным, шорным, шерстобитным, столярным, токарным, малярным, красильным, сажным, тележным и колесным мастерством, но в "очень незначительных размерах и только для внутреннего потребления".

Многие крестьяне из Семенцевской, Ростиловской, Степуринской и Панфиловской волостей проживали в столицах и больших городах, где занимались трактирным промыслом, другие (из тех же волостей) вели торговлю рыбой в Санкт-Петербурге.

Что касается заводской промышленности, то все 4 винокуренных и 4 сыроваренных завода принадлежали помещикам, во владении же крестьян находились 35 дегтярных заводов, 2 кожевенных, 16 красильных заведений, 3 - для выделки овчин, 21 маслобойня, до 200 кузниц, до 30 вододействующих мельниц, до 90 шатровых, 326 столбянок и 359 толчей.

Владельческие имения, по словам управы, не чувствовали затруднения в наемном труде и во многих случаях их положение значительно улучшилось благодаря переходу к многопольной системе запашки с введением травосеяния, увеличению количества и улучшению качества рогатого скота и развитию молочного хозяйства. Как выдающиеся управа отметила хозяйства Ф.Г. фон Гилленшмидта, А.С. Брянчанинова, К.А. Левашева) в Панфиловской волости и Н.П. Брянчанинова, А.А. Нееловой, Н.А. Волоцкого, А.С. Порошина, Д.К. Грязева, М.Ф. Кудрявой, Н.Ф. Андреева, Н.В. Мичурина и В.М. Васильев а в Огарковской волости. Особенно управа подчеркивала развитие в них молочного хозяйства.

Большое значение для улучшения хозяйства имели винокуренные заводы – большое количеств скота содержалось благодаря барде. Скот содержался брейтенбургской, холмогорской и местной пород.

Урожай во владельческих хозяйствах получается такой: ржи от сам 12 до 18, овса - от сам 6 до сам 8 и ячменя - от сам 6 до 10.

В имениях мелких владельцев пашни большей частью обращались в сенокосы и сдавались в аренду крестьянам; некоторые обрабатывались исполу и некоторые - наемными рабочими. Хорошему пахарю на хозяйских харчах в лето платили не менее 45 рублей, зимнему же хорошему работнику - до 25 рублей.

Шёл 1880 год. Закончился 9-летний срок правления на посту председателя уездного Земского Собрания Левашова Алексея Александровича.

Ему на смену пришел Брянчанинов Александр Семенович, представитель известного по всей России дворянского рода, имевший военное образование, по традиции этого рода, и обладавший 1160 десятинами земли в Грязовецком уезде. 9-летняя деятельность его на посту Грязовецкого уездного предводителя дворянства и председателя уездного Земского Собрания с 1880 по 1887 года заслужила искреннюю благодарность и была оценена земцами как "благотворная и оказавшая благодетельное влияние на весь строй нашей уездной жизни". Да и потом статский советник, член Государственного совета А.С. Брянчанинов не был чужд интересам Грязовецкого Земства, избирался в качестве мирового судьи.

Много было отдано сил, знаний, опыта, много было сделано за этот период для жителей Грязовецкого уезда. Шло время. Один год сменялся другим.

Но особенно памятным был год 1889-ый. Год выдался крайне неурожайным из-за неблагоприятных погодных условий.

Урожай ржи, основного продукта питания населения, оказался исключительно низким. Мало уродилось овса, а посевы льна и вовсе вышли плохи. Это последнее обстоятельство совершенно осложнило обстановку, поскольку на деньги от продажи льна можно было купить те же рожь и овес. Это бедствие постигло сразу три южных уезда губернии, а в Грязовецком уезде на грани настоящего голода оказались крестьяне Гаврильцевской, Огарковской, Панфиловской, Семенцевской и Ведерковской волостей.

Естественно, земская управа таким положением озадачилась. И на чрезвычайной сессии 29 октября 1889 года заслушала специальный доклад, подготовленный гласным В.М. Васильевым:

"В первых строках Положения о земских учреждениях", дарованного высочайшей властью, указываются дела, подлежащие ведению земских учреждений, и в числе главных - это и меры обеспечения народного продовольствия. Без сомнения, это такой важный вопрос в жизни сельского поселения, вопрос жизни или смерти, который непонятен только не стоящим близко к народу и не знающим его нужд. Я не сомневаюсь, что господам гласным Грязовецкого Земского Собрания известна крайняя нетребовательность того народа, представителями которого мы имеем честь состоять… Крестьянину так мало требуется, чтобы дать возможность жить, - это обеспечить ему кусок хлеба для поддержания жизни в неурожайный год до нового урожая.

Если материальное положение крестьянина удовлетворительно, то он в состоянии выполнить все функции, налагаемые на него государством, ибо крестьяне, как сословие, по своей многочисленности составляют главную силу государства и поддержать их в годину материальных бедствий составляет обязанность сословного учреждения земства.

Ресурсы у большей части сельского населения для поддержания существования иссякают. Нет хлеба, нет и денег на его покупку. А потому предложение уездной управы купить земству по примеру Вологодского уездного земства хлеба для урегулирования цен на рынке и продавать нуждающемуся населению по заготовленной цене - не достигает цели.

Вследствие этого помощь от земства должна быть организована в другой, более доступной в видах предупреждения голода, форме.

В прежнее время, когда пути сообщения не были устроены, голод вследствие неурожаев в дальних местностях нашего обширного государства, раскинувшегося на многие тысячи верст, мог еще время от времени появляться. Ныне же, когда наше отечество прорезано железными путями и наш край связан с урожайными местностями - голод существовать не может. Невозможно допустить, что в земледельческом стомиллионном государстве, где земледелием занимается большинство миллионов людей в местности, которую постиг неурожай, повторяю, невозможно допустить, что неимущее население вследствие неурожая голодает. Это будет позор для учреждения, которому в обязанность поставлено печись о народном продовольствии.

Отсюда следует, что "торговцы хлебом, если бы и желали, не могут долго искусственно поднимать цены на хлеб; если хлеба в центрах много, его всегда доставят скоро туда, где будет требование, а потому в хлебе недостатка не будет, были бы деньги. Вот их-то и надо достать нуждающемуся населению заимообразно под гарантию земства".

Словом, спрос порождает предложение - один из главных принципов рыночной экономики, а именно на нем складываются все построения гласного Васильева. Однако где же взять деньги? Мнение гласного на этот счет таково:

"Грязовецкое земство, самое исправное в платежах перед губернским продовольственным капиталом, оно не состоит к нему в задолженности, как иные уездные земства; в прежнее время наше земство пользовалось ссудами очень умеренно, и давно все уплачено, а потому в виду постигшего неурожая в нынешнем году вытекает необходимость позаимствовать ныне же для помощи нуждающемуся населению из губернского продовольственного капитала до 50 тысяч рублей с рассрочкой платежа не далее 3-х лет. Когда же выяснится по собранным сведениям, что потребуется более, то вновь ходатайствовать перед губернским Земским Собранием в январе будущего года о необходимой дополнительной сумме, и если у губернского земства таковой более не окажется, то обратиться с подобным ходатайством перед правительством из государственного капитала, заведываемого министерством внутренних дел и выдаваемого на тех же льготных условиях.

В связи с предлагаемой земством помощью хлебом необходимо ходатайствовать перед высшим правительством о допущении рассрочки внутренних платежей на 2-ю половину сего 1889 года и на 1-ю половину будущего 1890 года на два года для облегчения к прокормлению населения. Если же будет приступлено к сбору повинностей нуждающегося населения, то это парализует всякую благую помощь земства.

Эти два постановления земства, если и осуществятся, принесут существенную помощь населению, а не фарисейское предложение неимущему населению - покупать хлеб.

Великий реформатор России, Царь-Освободитель, дав населению местную земскую реформу, отдал в руки земства дело народного продовольствия, а мы, представители земства, обязаны выполнить с понесением даже материальных жертв, налагаемую на нас святую обязанность".

Выступивший затем гласный Александр Константинович Левашев предложил не тянуть время, а закупку хлеба произвести немедленно, дабы не упустить возможность приобрести хлеб по боле выгодным ценам, причем предоставить управе право произвести заготовку хлеба зерном или мукой, смотря по тому, что будет выгоднее.

Итак, было решено позаимствовать из губернского продовольственного капитала пятьдесят тысяч рублей, а если этой суммы окажется недостаточно, то обратиться с просьбой через губернское земство о выдаче из государственного продовольственного капитала соответствующей ссуды, кою необходимо просить на три года, причем выдавать крестьянам не деньги, а хлеб. Учитывая особое тяжелое положение, сложившееся в пяти вышеперечисленных волостях, управа посчитала необходимым отпускать хлеб в эти волости по приговорам сельских обществ с ответственностью за круговою порукой …".

Интересно, а как же отнеслась к просьбе грязовецкого земства Вологодская губернская управа? Она мы тоже озаботились тем тяжелым положением, в коих оказались три южных уезда губернии. Так, член управы А.В. Гунин признал, что урожай льна, разведением которого главным образом добывает средства к жизни население Грязовецкого уезда, дал в 1889 году не более 25 тысяч пудов (в урожайные же годы - от 120 до 130 тысяч пудов). Ржи уродилось на треть менее прошлого года, но во многих местах были обильны овсы, ячмень, картофель и сено. Овсом наполнены хлебные магазины; исправник встретил несколько транспортов с крестьянским овсом для продажи из уезда в Вологду. Этот самый исправник заявил, что-де крестьяне, узнав о постановлении собрания о даровой раздаче хлеба, начали задерживать платежи, перестали пополнять магазины и спешили продавать остатки своего хлеба. А потому А.В. Гунин поддержал заявление исправника, указывая, что овес в Грязовецком уезде продавался многими по очень низкой цене - от 30 до 40 копеек за пуд. (В это время цена на хлеб составила до 1 рубля в городе и до 1 рубля 60 копеек в уезде за пуд муки).

Кстати, такое поведение крестьян вполне возможно, ибо А.С. Пушкин еще в 1833 году записал в своих дневниках: "…В голодный год должно стараться о снискании работ и о уменьшении цен на хлеб; если же крестьяне узнают, что правительство или помещики намерены их кормить, то они не станут работать, и никто не в состоянии будет отвратить от них голода".

Однако, заявление А.В. Гунина вызвало настоящее возмущение грязовецкого земства, оно было названо "голословным", а транспорты овса, виденные исправником, могли быть из соседних уездов, например, из Буйского.

Любопытно, что вологодский губернатор считал, что, прежде всего "следовало доставить населению возможность покупать хлеб по удешевленной цене, что вызвало бы энергию к изысканию новых средств для существования - высылкой лишних работников на заработки, не говоря о других выгодах этого порядка".

Все же губернская управа выделила 7 тысяч из просимых 50 тысяч, отложив окончательное решение вопроса до чрезвычайного губернского собрания.

Теперь встал вопрос - у кого закупать хлеб? Претендентами на его продажу земству выступила вологодская контора купца Первушина, которая предложила продать до 50 тысяч пудов ржи по 90 копеек за пуд на месте, ярославский купец Глуздев - 78 копеек в Ярославле, а грязовецкая купеческая вдова И.П. Морозова - ржаную муку по 8 рублей 40 копеек за куль (9 пудов), или по 8 рублей 60 копеек за 9 пудов в мешках и рожь в зерне за четверть (весом 8 пудов 30 фунтов) по 7 рублей 60 копеек, или по 87 копеек за пуд. Затем оная Морозова согласилась взять по 85 копеек за пуд чистой ржи без мешков.

В этом своеобразном конкурсе победила грязовецкая купчиха, но управа поставила ей при этом целый ряд условий, которые с нашей точки зрения, представляют определенный интерес. Вот посмотрите.

Морозова должна поставить рожь в зерне 30 тысяч пудов по 85 копеек за пуд, всего 25500 рублей; рожь должна быть хорошего качества; хлеб должен храниться в амбарах Морозовой; выдача хлеба должна производится по маркам земской управы; за этот труд Морозова не получает особой платы; о прибытии каждой партии хлеба Морозова извещает управу, которая проверяет количество и качество хлеба, управа вообще может во всякое время проверять хлеб и следить за его отпуском; в обеспечение исправности подряда Морозова должна представить всё принадлежащее ей имущество.

Морозова приняла предложенные условия (рисковая, однако, женщина). 18 декабря ревизионная комиссия осмотрела поставленный Морозовой хлеб и нашла его доброкачественным. Кстати и все 60 тысяч пудов ржи, поставленные ею землякам, оказались столь же доброкачественными, за это и получила она причитавшиеся 51 тысячу 300 рублей.

Видя всю критическую ситуацию, сложившуюся с обеспечением уезда хлебом, Земское Собрание 14 февраля 1890 года собирается на чрезвычайное заседание.

"В 12 часов дня собрание прибыли И.Д. (так в документе) Грязовецкого Уездного Предводителя Дворянства Н.А. Волоцкой (имя, отчество так в документе), член от Управления Государственными Имуществами И.И. Гуторович (имя, отчество так в документе) и 17 гласных и всего 19 лиц.

Читано Отношение Господина Начальника Губернии за № 383 от 2 февраля 1890 года и доклад Управы по продовольственному вопросу.

Уездное Земское Собрание после продолжительного и всестороннего обсуждения продовольственного вопроса в Уезде, имея виду, что оно уже два раза высказывалось одинаково, первый - 29-30 октября 1889 года и второй раз - 12 января 1890 года на чрезвычайном Земском Собрании в том смысле, что вследствие полного недостатка хлеба и средств у населения Уезда помощь должна быть оказываема нуждающемуся населению хлебом в ссуду под круговой порукой общественных и сельских приговоров, с рассрочкой платежа по стоимости взятого хлеба на три года. Господин Начальник Губернии на постановление собрания и его желания открыть продажу хлеба в Уезде, не выполнил. И тем тормозит этот вопрос, что вредно отзывается на правильности хода продовольствия населения, Собрание ПОСТАНОВИЛО: поручить Управе заготовить хлеб, для чего образовать склад в центре уезда в городе Грязовце. Продавать хлеб по заготовленной цене крестьянам Грязовецкого уезда для своего потребления, а не на продажу, не более одного куля в одни руки. Для чего просить Губернскую Управу отпустить из Имперского продовольственного капитала заимообразно две тысячи рублей с уплатой к 1 января 1891 года.

Председатель собрания: И.Д. (так в документе) Грязовецкого Предводителя Дворянства Н. (так в документе) Волоцкой, член от Казны, лесничий Гуторович, секретарь собрания гласный В. (так в документе) Кудрявый и 16 гласных".

Ровно через девять лет, в 1898 году, уезд снова постигает стихийное бедствие - из-за неблагоприятных метеорологических условий урожай хлебов, льна и трав получился неудовлетворительный: рожь - сам 4, овес - сам 2, ячмень - сам 3, пшеница - сам 3. Лен был очень низок и редок, в некоторых местах не уродился совсем, в других вырос на 2-3 вершка и не убирался. Сена было собрано около трети урожая 1897 года. Хуже всего урожай хлебов оказался в Гаврильцевской, Панфиловской, Жерноковской и Степуринской волостях.

И опять земство постановляет просить из губернского продовольственного капитала 50 тысяч рублей. Это постановление практически слово в слово повторяет постановление девятигодичной давности. Воистину, история имеет свойство повторяться.

С 14 февраля 1890 года по 1894 год Председателем уездного Земского Собрания был Николай Михайлович Волоцкой.

Сессии Земского Собрания каждые три года избирали земские управы, контролировали их работу, утверждали Земский бюджет, ведали раскладкой земских повинностей. На очередных сессиях решалось иногда до 150 вопросов.

Земству приходилось быть деятельным. Соответственно приходилось и подвергаться критике, порой жесткой острой. Примечательна в этом плане речь Председателя Грязовецкого Земского Собрания (В.А. Волоцкого) на сессии 1891 года, в которой он всячески отстаивал деятельность Земства.

"Господа гласные! … Теперь почти все готовы признать заслуги за земством. Тогда же, когда это признание могло бы принести и осязательную пользу и осязательные результаты, тогда только ленивый не топал копытами земского института. Не было такой грязи, такой нечистоты, таких корыстных помыслов, какие не приписывали бы земству, и трудно было разобрать - какие задачи преследовали эти люди, в своем походе против местного самоуправления.… Если же в деятельности земства и есть недочеты и промахи, то без этого не обойдется ни одно дело рук человеческих, несомненно также, что земская работа больше на виду, чем деятельность других учреждений и потому слабые стороны ее ярче кидаются в глаза.

Я же, собственно, со своей стороны, воздавая земству даже некоторую дозу похвалы, нахожу в действиях его только один недостаток - отсутствие большой энергии, недостаточную бережливость в одном месте, непростительную скупость в другом и временем неуместные стремления к обособленной самостоятельности … резюмирую его наступающую деятельность следующим образом: … без нужды беречь рубль, даже и там, где бы он мог при должном употреблении принести не малую пользу, развить прогресс и увеличить капитал, приложить во всем побольше энергии и не бежать от Правительственного вмешательства, но скорее ассимилировать его на пользу интересов земства.

Вот полагаю приличный путь для будущей нашей земской деятельности".

Что касается бережливости, что даже очень актуально, земству приходилось быть бережливым до крайности, ведя дотошный учет буквально каждой копейки.

С 1890-х гг. в уезде начало развиваться артельное маслоделие - с двух в 1896 г. до 25 артелей в 1913 г. Хотя по-прежнему ведущую роль играли частные заводы. Налаживалось производство экспортного масла. Масло превращается в главный предмет вывоза, даже потеснив лен. В 1894 г. со станции Грязовец было вывезено 16780 пудов масла, со станции Скалино 832 пуда. В 1911 году соответственно 74054 пуда и 9600.

Заботясь о благосостоянии населения, Земство из своего поля зрения не выпускало и очень важный вопрос охраны лесных богатств уезда.

В России специальный лесоохранительный закон был принят 4 апреля 1888 года, однако в полном объеме в Вологодской губернии он не применялся. Впервые предложение о применении закона в полном объеме было предложено управляющим государственными имуществами Вологодской губернии на сессии губернского Земского Собрания 1900 года.

Он указывал, что в последние годы вырубка лесов в Вологодском, Грязовецком и Кадниковском уездах приняла настолько хищнический характер, что "сделала Вологодский уезд уездом, лишенным не только строевого, но и в значительной степени и дровяного леса". Та же участь грозила, по мнению автора предложения, и двум другим уездам, "почему введение рационального лесного хозяйства являлось в интересах всей страны совершенно необходимым".

Частичное применение закона 4 апреля 1888 года (запрещение вырубки лесов на надельных крестьянских участках) не достигло своей цели, "так как большею частью крестьяне еще до введения лесного закона обратили свои участки в другие угодья. Теперь истребление лесов коснулось в широком размере владений частных владельцев, имеющих при этом в виду только коммерческие цели. Помешать такому пагубному расточению лесных богатств могло только государство путем введения лесоохранительного закона в полном объеме".

Грязовецкая уездная управа согласилась с таким мнением управляющего государственными имуществами, указав, что "леса, кроме казенных дач, сохранились в Грязовецком уезде пока только вдали от железной дороги и сплавных рек, а также в немногих крупных помещичьих экономиях; леса же, перешедшие от дворян-помещиков к лицам других сословий, вырубались без всякой системы".

В Раменской и Семенцевской волостях лесные дачи находятся преимущественно во владениях купцов и зажиточных крестьян, чем управа и объясняла наиболее значительный вывоз из них леса. При дальнейшем применении такого же порядка леса, по мнению управы, в этой местности непременно были бы истреблены. В Ведерковской и Жерноковской волостях земли принадлежали казенному ведомству, потому и вырубка производилась в незначительном количестве. В Огарковской волости хорошие леса уже были истреблены. В Гаврильцевской волости немногочисленные леса береглись владельцами, но в 1900 году и здесь была произведена значительная вырубка. В Ростиловской волости вырубки не производились, так как земли здесь принадлежали казне. В остальных волостях большинство лесных дач принадлежало крупным помещичьим экономиям, производившим вырубку в умеренных размерах; дачи других владельцев были уже настолько истощены, что отправлять из них на дальние рынки было нечего.

Вследствие нерасчетливой эксплуатации лесов в Грязовецком уезде цены на строевой лес прогрессивно возрастали и регулировались только более или менее умеренными ценами леса из казенных дач. Поэтому управа находила вполне своевременным и целесообразным введение в Грязовецком уезде лесоохранительного закона в полном объеме.

У гласного Виктора Андреевича Кудрявого на этот счет оказалось свое мнение. Он заметил, что при "настоящем плохом положении сельского хозяйства эксплуатация леса является для хозяйства подспорьем, могущим дать возможность пережить нынешние тяжелые условия. К тому же цифры доклада указывают на небольшой вывоз леса. Поэтому он, Кудрявый, полагает, что введение лесоохранительного закона не нужно".

Председатель собрания Н.Д. Грязев сказал, что в Грязовецком уезде хозяйств крупных нет, все более мелкие, крестьянские же леса, несмотря на общую их площадь в 60000 десятин, представляют из себя клочки в 5 - 6 десятин, лесное правильное хозяйство ни в мелких хозяйствах, ни на таких клочках не применимо, а потому он считает введение лесоохранительного закона в уезде ненужным.

Гласный Кудрявый отметил, "что введение лесоохранительного закона вызовет экономический переворот, который неблагоприятно отзовется на всех жителях уезда",а гласный Николай Васильевич Купреянов указал, "что при господствующем ныне лесоистреблении недалеко то время, когда леса у нас совершенно исчезнут".

При всем разнообразии мнений Собрание, тем не менее постановило признать введение в Грязовецком уезде лесоохранительного закона в полном объеме преждевременным.

Многие годы – с 1893 по 1900 годы – Земство возглавлял статский советник, выпускник Николаевского кавалерийского училища, бывший вице-губернатор г. Ковно Николай Дмитриевич Грязев, владелец земли в нашем уезде в 1490 десятин. В этот период уделялось особое внимание делу развития народного образования. Вот какая картина складывалась в уезде в 1894 году.

На сессии земского Собрания 11 октября гласный В.М. Васильев прочитал записку следующего содержания:

"В начале учреждения земства, когда в уезде не было училищ и настоятельная нужда указывала дать народу образование - земские училища открывались без всякого заранее выработанного плана; где только было возможно найти несколько приспособленное помещение, там и учреждались школы. Это было возможно в начале деятельности земства, когда во многих местностях не было еще совсем училищ и где не устроится школа, там была она не лишней.

В настоящее же время по прошествии 24 лет деятельности земства, такой порядок не может оставаться, нельзя учреждать училища по первому заявлению лица, желающего иметь училище в своей местности, - это невозможно по неимению неистощимых средств у земства и является несправедливым: учреждать в одних местностях уезда школы и лишать последних - другие районы, уплачивающие одинаковый земской сбор.

В настоящее время, в 1894 году, в Грязовецком уезде функционируют 26 земских училищ с 1083 учениками, да 42 церковно-приходские школы с 1265 учениками.

Но как распределяются эти училища по уезду, этого для Земского Собрания наглядно не видно. Мы знаем из доклада управы, что в таких волостях столько-то училищ и только. А достаточно училищ в данной местности по количеству школьного возраста детей, или не скучены ли училища в одной местности, а в других районах нет, - этого не видно.

По моему мнению, необходимо поручить управе к будущему собранию составить по уезду план существующих училищ, для чего следует нанести на карту Грязовецкого уезда все земские училища, церковно-приходские школы с объяснительной запискою о числе учащихся в каждом из этих училищ, из каких они деревень, расстояние от училища, какие деревни остаются без училищ и по какой причине: по дальности расстояния или по чему-либо другому.

При существовании такой карты, Земское Собрание всегда будет видеть при новых ходатайствах об открытии школ, требуется ли там открывать школу, или есть местности, для открытия более нуждающихся в этом.

Справедливость требует, чтобы во всех местностях уезда дети земских плательщиков получили начальное образование, а для этого поручить управе, где по собранным сведениям окажется неучащихся детей школьного возраста свыше половины общего их числа, и если при этом количество их будет не менее 25 - 30 человек, предлагать Собранию к открытию только там на земской счет новые училища, с низшим окладом содержания, постепенно по мере имеющихся финансовых средств уезда. При этом предпочтение оказывать из этих местностей там, где сельские общества или частные лица обяжутся дать готовое удобное помещение с отоплением, освещением и сторожем, чтоб из земского бюджета шло только жалованье учителям и учебные пособия. По моему мнению, что дешевле дается - то мало ценят; за что же приходится платить хотя немного - представляет для плательщиков большую ценность и этим дорожат.

Ввиду прогрессивного увеличения ежегодно уездной сметы по всем статьям, а также, в том числе и на народное образование, сумма расходов на которое дошла в 1894 году до 10500 рублей, я имею честь предложить уездному собранию постановить поручить управе собрать предложенные мною вышеозначенные данные, а также и о местностях без училищ, причем взять на будущее время в основание, для открытия новых училищ на земской счет, только там, где окажется по собранным справкам настоятельно необходимым, то есть где нет поблизости совсем училищ".

Собрание согласилось с мнением гласного Васильева и постановило передать заявление его в управу.

Прошло четыре года. 26 сентября 1900 года на очередном своем заседании Земское Собрание вновь вернулось к вопросу о народном образовании. Оно констатировало, что с открытием в 1900 году шести новых училищ (из них одно имени императора Александра II в д. Ермолине Степуринской волости на средства губернского земства и одно - в с. Слезине Панфиловской волости - двухклассное министерское) в Грязовецком уезде стало 52 училища (49 земских и 3 министерских). На 1901 год управа внесла в проект сметы на народное образование 24034 рубля.

На сообщение управы г. попечителю Санкт-Петербургского учебного округа о постановлении собрания 5 октября 1899 года (относительно благодарности инспектору народных училищ А.Ф. Знаменскому) был получен следующий ответ г. попечителя (от 24 ноября 1899 года):

"Из отношения Грязовецкой земской управы усматривается весьма отрадное явление в деле развития средств народного образования в Грязовецком уезде. Выработка Грязовецким уездным земством нормальной школьной сети уезда и постановление Земского Собрания 5 октября об открытии в течение 5-ти лет, начиная с 1900 года, 21 начального народного училища обеспечивает возможность получения начального образования всеми детьми школьного возраста.

Приветствуя столь отрадное постановление Земского Собрания, позволю себе думать, что оно составлялось исключительно вследствие просвещенного сознания почтенными членами Грязовецкой управы и гласными Земского Собрания пользы и необходимости всеобщего обучения для сельского населения, а также в зависимости от состояния кассы уездного земства".

Во времена правления Грязева Николая Дмитриевича были достигнуты определённые успехи не только в области народного образования, но и в области сельского хозяйства. Так в 1899 году в Санкт-Петербурге на Всероссийской выставке молочного хозяйства Грязовецкий уезд был признан одним из лучших не только в губернии, но и во всём Северном крае, получив при этом 2 большие золотые медали, 4 большие серебряные, 8 малых бронзовых, 5 бронзовых, 5 Похвальных листов. Далеко гремела слава грязовецких маслоделов.

В 1900 году на пост председателя Земского Собрания вновь был избран Николай Михайлович Волоцкой. Он руководил Земством с 29 сентября 1900 года по 4 октября 1909 года.

В этот период важнейшей заботой Земства оставалось по-прежнему состояние народного образования. В 1902 году были вновь открыты четыре земских начальных училища:

Скалинское Семёнцевской волости,

Вохдвиженское Степуринской волости,

Мишутинское Жёрноковской волости,

Михалёвское Гаврильевской волости

В этом же 1902 году очередное уездное Земское Собрание рассмотрело заявление состоятельного крестьянина Василия Андреевича Матреничева в котором он сообщает, что в текущем году в деревне Дорков он выстроил новое деревянное здание длиной 7 сажен, шириной 3 сажени, на 8 каменных столбах, разделёнными на две равных половины коридором вполне приспособленное помещение ЗЕМСКОГО НАЧАЛЬНОГО НАРОДНОГО УЧИЛИЩА.

Далее он обращается:

"Заявляя об этом, имею честь покорнейше просить уездное Земское Собрание:

  1. Означенное здание принять в ведение Земства.
  2. Не найдёт ли собрание возможным открыть с начала наступающего учебного года в сказанном выше помещении начальное народное училище".
Из данного архивного материала мы видим огромную заинтересованность всего населения в развитии народного образования в уезде. 26 сентября 1902 года был представлен Доклад председателя Грязовецкой земской управы Грязовецкому очередному уездному Земскому Собранию по вопросу открытия 2-х классного министерского училища в деревне Семёнцево Семёнцевской волости:

"Земской Управой получено Отношение г. Инспектора Народных Училищ 2-го района Вологодской губернии от 19 августа за № 496 следующего содержания:

Население Ростиловской и Семёнцевской волостей занимается главным образом торговлей в С-Петербурге и поэтому НУЖДАЕТСЯ В ОБРАЗОВАНИИ НЕСКОЛЬКО ВЫСШЕМ, чем получаемое в начальных народных училищах. Ввиду этого было бы полезно учредить в названных волостях двухклассное училище.

Наиболее удобным местом для открытия 2-классного училища является д. Семёнцево, близ которой имеется одна десятина земли.

Земство постановило: сообщить Семёнцевскому волостному правлению, что уездное земство охотно придёт на помощь в устройстве и сооружении училища в дер. Семёнцево. Но в том случае, когда со стороны местного населения или добровольными пожертвованиями частных лиц будет фактически обеспечена средствами постройка училищного здания.

Другим немаловажным вопросом для Земства было приведение в порядок земельных угодий в уезде.

Для определения качества земель с 1900 года в Вологодской губернии проводились оценочно-статистические исследования, а за несколько лет полностью были исследованы четыре уезда: Грязовецкий, Вологодский, Тотемский и Кадниковский. Вследствие этого и походная система оценки и обложения в Грязовецком уезде была введена впервые в губернии. Но вот что любопытно, при оценке пашни учитывалось, кому принадлежит пахотная земля: крестьянам, мелким частным владельцам (до 50 десятин общей площади владения), или она принадлежит средним владельцам (от 51 до 200 десятин), или, наконец, крупным (более 200 десятин). Пашня, принадлежавшая крупным землевладельцам, оценивалась в два раза дороже, чем пашня на той же самой почве, принадлежавшая крестьянам и мелким землевладельцам, а нормы для оценки пашни средних землевладельцев выше норм крестьянской пашни в среднем на одну треть. В Грязовецком уезде было свыше 17 тысяч окладных единиц, в том числе 47 крупных и 61 средний землевладелец.

Ясно, что земля, лесные угодья - главные источники финансирования деятельности земства. Например, земской сбор с земель и лесов составил 200494 рубля 75 копеек, с торгово-промышленных заведений - 5505 рублей 33 копейки, с недвижимого имущества г. Грязовца - 7129 рублей 50 копеек. Объектами земского обложения были казенные и удельные ведомства. Крестьянский поземельный банк, Ярославско-Костромской поземельный банк, городское самоуправление г. Грязовца, церкви и монастыри, частные владения, крестьяне сельских обществ, купчие крестьянские земли, фабрично-заводские и торгово-промышленные предприятия, недвижимое имущество г. Грязовца. Общая сумма оклада в 1909 году выразилась в 213129 рублях 88 копейках.

До 1907 года в уезде существовала так называемая разрядная система земского обложения, когда все земли оценивались по разрядам - их насчитывалось четыре. Удобная земля - усадебная, пахотная, сенокосная и выгон - относились к первым трем разрядам и оценивались применительно к наделу временнообязанных крестьян, то есть 1-го разряда в 60 рублей, 2-го - 30 рублей и 3-го - в 12 рублей. Лесопорослая земля относилась к 4-му разряду и оценивалась по 6 рублей за десятину. Однако подобная система не могла учитывать всего разнообразия почвенных естественно-исторических и хозяйственно-экономических условий, определяющих степень выгодности для владельцев земель даже одного и того же угодья. Чернолесье и краснолесье, дровяной и строевой лес, молодняк и чисто кустарниковые заросли, лес, находившийся в местности, удобной для его сбыта или бедной лесными материалами, оценивались совершенно одинаково. Иначе говоря, не принимались во внимание ни почвенные условия, ни состав пород и возраст лесонасаждений, ни нахождение их вблизи от сплавных рек и железных дорог или, наоборот, вдали от тех и других.

На смену разрядной системе в 1907 году пришла подоходная. Для оценки лесопорослых земель по почвенным, естественно-историческим и хозяйственно-историческим условиям уезд был разделен на 9 районов, причем каждый из них имел особые оценочные нормы для кустарника, молодняка, дровяного и строевого леса.

При новой, подоходной системе обложения для учета влияния почвенных условий установлено 4 вида оценочных норм для пашни одной и той же категории владельцев, а для учета качественных различий сенокосных угодий - целых 12 норм.

"В минувшем 1908 году было пять случаев назначения, по распоряжению Вологодского губернского правления, торгов на продажу земельных владений за неплатежи недоимок земского сбора по Грязовецкому уезду, а именно: 1) на 9 и 13 сентября на продажу имения наследников Любимского купца Ивана Михайловича Смирнова - Анны и Александра Смирновых; 2) на 23 и 27 сентября - крестьянина Ростиловской волости д. Никитинской Павла Яковлевича Матафкина; 3) на те же числа сентября месяца - крестьянка той же волости и деревни Феклы Тихоновны Лебедевой; 4) на 24 и 28 ноября дворянина Петра Максимовича Петряевского; 5) на 9 и 13 декабря - потомственного почетного гражданина Александра Александровича Набатова.

Повторилась она и в 1901, и в 1902 году. Вот, к примеру, свидетельства, относящиеся к этому последнему году:

"Благодаря крайне неблагоприятным условиям весны и лета 1902 г. урожай хлебов и трав в этом году был очень неудовлетворителен. По словам управы, рожь вышла местами редкая, местами сильно травянистая и повсеместно тонкая соломой и мелкая колосом. Вследствие дождей и ветров она во многих местах полегла и поросла, цвела при самых неблагоприятных условиях, а потому и умолот получился весьма плохой".

Кроме того, в семи деревнях Жерноковской волости, в трех деревнях Каменской и в пятнадцати деревнях Огарковской выбило градом рожь, горох, овес, лен и картофель на сумму до 32 тысяч 200 рублей.

В результате, по мнению управы "надо (было) ожидать если не голода, то тяжелый кризис, который придется народонаселению переживать предстоящей зимой".

Уже известный нам гласный В.М. Васильев предложил предупредить об этой печальной картине учреждения, в руках которых в настоящее время находится продовольственное дело (к этому моменту оно уже не входило в компетенцию земства), чтобы заранее были какие-либо меры к предупреждению печальных последствий неблагоприятного 1902 года.

Однако нельзя сказать, что земские органы ограничились лишь "предупреждением учреждений, в руках которых находится продовольственное дело". Было решено широко развернуть общественные работы, чтобы "каждый из нуждающихся, способный к труду, имел полную возможность пережить тяжёлое время без особых затруднений, и по миновении нужды, вступить в нормальные условия хозяйства без значительной задолженности, которая, нарушая равновесие в ограниченном бюджете крестьян, крайне неблагоприятно отражается на экономическом их положении. С другой стороны, приобретение средств собственным трудом приучает население видеть основу своего благосостояния в самодеятельности и не рассчитывать на широкую благотворительную помощь, ослабляющую энергию к труду, а, следовательно, и способствующую упадку народного благосостояния".

Что именно предусматривали общественные работы? Грязовецкая земская управа указывала на 749 прудов, существовавших в уезде, и на необходимость устройства ещё 444 в 339 селениях. Необходимо было провести обсадку домов лиственными деревьями в 459 селениях. Требовали ремонта торговые земские тракты - Московский - 72 версты, Галичский - 57 вёрст, Пошехонский - 24 версты, а также просёлочные - Шуйский - 60 вёрст, Панфиловский - 32 версты, Надеевский - 13 вёрст, Флоро-Лаврский - 23 версты, Медведевский - 15 вёрст, Побережский - 20 вёрст, Дьяковский. Кроме того, есть немало и других просёлочных дорог, нуждающихся в исправлении".

Все эти сложные вопросы были в ведении председателя Земского Собрания Николая Михайловича Волоцкого и решались Земским Собранием под его непосредственным руководством. Так продолжалось до 1909 года. В этом году уездное дворянство возглавил крупный землевладелец Владимир Константинович Левашов.

Нигде в документах Вы не найдёте слова "помещик", оно заменено на более нейтральное - землевладелец. "Землевладельцами" были Николай Аркадьевич Порошин, Карл Фридрихович Цех, Николай Николаевич Андреев, Николай Васильевич Куприянов, Николай Дмитриевич Филимонов. Впрочем, нет смысла перечислять всех "землевладельцев". Хотя они и не составляли подавляющего большинства в управе, бесспорным остаётся факт, что им-то как раз и принадлежала ведущая роль в определении всей её "политики".

Остальные члены были крестьянами. Но мы знаем, что крестьяне не были однородной массой в том, что касается их имущественного положения. В земскую управу избирались тоже только крепкие "хозяева", способные при случае вступить в конкурентную борьбу с всесильными "землевладельцами". Возьмём к примеру волостного старшину Ивана Андреевича Лукина, который без долгих споров выложил 1 800 рублей - сумму по тем временам немалую - и выкупил Бакшинскую земскую станцию. Он же претендовал на покупку 20 десятин строевого леса у почётного гражданина Набатова на даче "Отхожий лес", что в сельце Васьяново Раменской волости.

Во время выборов гласных очень не повезло крестьянину деревни Свиньино Ведёрковской волости Ивану Ивановичу Москвину. Не успев оказаться избранным от сельских обществ, он был уличён в покупке заведомо краденых вещей, а потому и приговорён к штрафу в размере 200 рублей и исключён из списка гласных Грязовецкого уездного земского собрания. Оный крестьянин Москвин купил у каторжного арестанта Еренина пятипроцентный выигрышный билет дворянского займа и 12 купонов четырёх процентной государственной ренты.

Все перечисленные лица, за исключением Ивана Ивановича Москвина, входили в состав земской управы, избранной в период с 1909 по 1912 годы.

Какие же вопросы решались, допустим, на первой очередной сессии 14 трёхлетия, открывшейся 30 сентября (по старому стилю) 1909 года. Повестка дня сессии включала 166 вопросов.

Чем же обосновывался созыв чрезвычайных сессий? Скажем так: наличием хотя бы одного или двух вопросов, требующих безотлагательного решения. Или когда из губернского города приходила важная бумага, требовавшая столь же безотлагательного ответа.

Так 17 ноября 1909 года на чрезвычайной сессии речь шла о закупке хлеба для продажи населению Грязовецкого уезда.

Появление такого вопроса в повестке дня собрания объясняется тем, что в 1909 году из-за дождливого лета и холодной погоды ожидался недобор хлеба, тем более, что рожь ранних посевов полегла и проросла.

Поэтому уездная земская управа просила земское собрание возбудить ходатайство перед казною об отпуске средств на заготовку хлеба для продажи населению по заготовительной стоимости за наличный расчёт.

Любопытно привести в связи с этими обстоятельствами мнение земского начальника первого участка, который в своей справке от 26 сентября сообщал: "…Населению желательно, чтобы управа заготовила хлеб для продажи на продовольствие приблизительно на вверенном мне участке около 7000 пудов и на обсеменение около 2000 пудов поровну ржи и овса, только бы хлеб на семена отпускался малыми количествами в виде пробы, овёс бы желательно иметь "белый шведский".

Закупку хлеба по заготовительной цене и за наличный расчёт нахожу мерою нежелательной, так как не каждый крестьянин в состоянии произвести закупку за наличные деньги единовременно, а потому целесообразным было бы продавать хлеб в рассрочку, назначив платёж денег на определённые сроки". Земской начальник четвёртого участка сообщал, что "урожай ржи в сем году недостаточен для продовольствия населения вверенного мне участка, поэтому и потребуется закупка ржи в местностях, где был хороший урожай. Признавая мерой желательной покупку ржи для продажи крестьянам по заготовительной цене за наличный расчёт, я полагал бы приобрести ржи около 20000 пудов для продовольствия населения Раменской, Жерноковской и Огарковской волостей, причём торговое производство поручить возможно на местах волостных правлений волостным старшинам еженедельно по одному дню, дабы не отрывать их всецело от служебных обязанностей".

Вот такие мнения были у земских начальников. Кстати, а кто такой земский начальник? Это судебное должностное лицо в русской деревне, осуществляющее контроль над органами крестьянского общественного управления, утверждающее должностных лиц, волостных судей и других. К этому следует добавить, что обычно земские начальники назначались из потомственных дворян, владевших недвижимой собственностью.

По сведениям земской управы, только крестьянское население уезда насчитывало на 1909 год 123500 человек. В результате подсчётов выходило, что на каждого наличного едока приходилось озимого и ярового примерно двенадцать и восемь десятых пуда. Много это или мало? Вот на этот счёт заключение уездного земского съезда: "…Хотя количество это и, казалось бы, доказывает большую или меньшую обеспеченность населения в продовольственном отношении, но тем не менее, принимая во внимание, что зерновые культуры составляют существенную доходную статью годового бюджета исключительно земледельческого населения уезда, что посторонние заработки имеют лишь подсобное значение, что, наконец, в силу изложенного, некоторая часть хлеба будет сбыта на рынке для покрытия других насущных потребностей крестьянской семьи, уездный съезд приходит к выводу, что помимо существующих запасов самопомощи - помощь извне в настоящий продовольственный период вызывается существенной необходимостью, а посему и участие земства в деле оказания этой помощи будет иметь несомненно важное значение в экономической жизни района".

Читаем далее "…Из приведённого усматривается, что урожай сего года и хлебные запасы, хранящиеся в хлебозапасных магазинах Грязовецкого уезда, более или менее обеспечивают население уезда в продовольственном и семенном отношении и острая нужда в продовольственной помощи населению отсутствует … уездный съезд признаёт целесообразной закупку хлеба для продажи населению по заготовительной цене за наличный расчёт".

После продолжительных дебатов было решено закупить 20000 пудов хлеба для продажи населению по заготовительной цене за наличный расчёт. Вологодскому губернатору было направлено прошение об отпуске из казны до 25 000 рублей и о разрешении земству перевезти хлеб по железной дороге по льготному тарифу и вне очереди. Одновременно земские начальники Грязовецкого уезда должны собрать более подробные сведения - куда и сколько необходимо доставить муки для продажи населению с тем, чтобы управа имела возможность после закупки хлеба отправить его по железной дороге прямо до ближайшей станции. При этом обязательно должно быть выдержано следующее условие-разрешение на перевозку хлеба по льготному тарифу - ибо с учётом стоимости его перевозки и другими полезными расходами закупленный хлеб можно было бы продавать по более низкой, по сравнению с местными, цене.

Вопросы, обсуждавшиеся на сессиях, можно разбить по тематике: отчёты и сметы, экономика, народное образование, народное здравие и разное, включая и выбор мировых судей.

Мировые судьи появились в России после реформы 1864 года, и их главными задачами, по мнению её авторов, должно быть "миролюбивое прекращение дел до начала судебного разбора и даже во время оного". Вот почему они получили название "мировых". Одним из условий избрания мирового судьи был имущественный ценз в виде недвижимой собственности, причём земельный ценз в этом случае был различен для разных губерний и даже уездов и колебался между 400 и 1600 десятинами. Впрочем, в виде ценза могла выступать и другая недвижимость, которая имела ценность. В уездах, например, она оценивалась в сумму не меньше чем 15 000 рублей.

На трёхлетний срок с 1907 года почётными мировыми судьями очередным Земским Собранием были избраны коллежский секретарь Николай Михайлович Волоцкой, коллежский советник Павел Александрович Бронников и статский советник Николай Дмитриевич Грязев.

Уездное Земское Собрание 1909 года должно было избрать новый состав мирового суда. В список кандидатов были внесены следующие лица: статский советник Николай Дмитриевич Грязев, коллежский советник Павел Александрович Бронников, действительный статский советник Александр Семёнович Брянчанинов, надворный советник Николай Николаевич Андреев и генерал в отставке Николай Константинович Левашов.

Выпускник Императорского Александровского лицея надворный советник Николай Николаевич Андреев был самым молодым из этого представительного списка - ему исполнилось 38 лет. Его земельные владения составляли 1000 десятин.

Генерал-лейтенант в отставке Николай Константинович Левашов окончил курс Александровской военной юридической академии и владел 500 десятинами земли.

Павел Александрович Бронников по профессии врач. Он окончил Императорскую медико-хирургическую академию. Будучи личностью по-своему выдающейся, он фактически стоял у истоков системы здравоохранения в Грязовце и уезде. Павел Александрович обладал столь непререкаемым авторитетом среди всех слоёв населения, что его, не обладавшего вообще никаким имущественным цензом, вопреки положениям законодательства выдвинули кандидатом в мировые судьи на второй срок. В ту пору ему было 55 лет.

В список был внесён также и городской голова, купец Александр Павлович Морозов вместо ранее предложенного Николая Михайловича Волоцкого.

На заседании 5 октября 1909 года с большой остротой обсуждались вопросы: раскладка земского сбора поземельного налога и обложения недвижимых имуществ государственным налогом. Общая сумма государственного поземельного налога, подлежащая раскладке на 1910 год составила 7602 рубля 90 копеек. Учёт вёлся столь дотошно, что даже как-то удивительно читать следующие строки: "Казённая палата просит управу причислить к сумме государственного поземельного налога, подлежащей распределению между землевладельцами Грязовецкого уезда в будущем 1910 году, 4 копейки, сложенные с земли крестьянина Вологодского уезда Кубенской волости, деревни Чудинова Алексея Дмитриева Крупенникова".

Сложение земского сбора или поземельного налога с последующим распределением их на всех налогоплательщиков губернии происходило только в совершенно исключительных случаях, когда в их дом входила беда. Например, крестьянин деревни Жёрноково Жёрноковской волости Пётр Григорьев Шишорин направил в управу прошение о сложении с него налога земского сбора в сумме 32 рублей 66 копеек за надельную землю, собранных им в 1908 году по должности сборщика податей и сгоревших в пожаре в ночь с 1-го на 2-е ноября того же года. Во время пожара у означенного крестьянина сгорели не только собранные деньги, но и целиком весь дом, весь скот и всё крестьянское хозяйство.

Земство всячески содействовало крестьянским хозяйствам в приспособлении к условиям рынка /этого требовало само время/. Приветствовало развитие любых видов кооперации среди населения, стремилось направить сельское население к организации ссудо-сберегательных и кредитных товариществ, участвовало в учреждении Вологодского губернского Кредитного банка, чтобы крестьяне могли прикупить землю под ссуды.

Успешное развитие различных видов хозяйства, как в сельском хозяйстве, так и в промышленности, неразрывно связано было и с развитием торговли, что также входило в круг интересов Земства.

Грязовец всегда был торговым городом - сначала в виде ярмарок, затем с созданием магазинов, лавок, различных обществ и фирм. В 1910 году только в Грязовце насчитывалось более 50 торговых предприятий, сосредоточенных главным образом на Соборной площади. Мало-помалу промышленность и торговля в уезде развивались. В списке промышленных и торговых заведений в Грязовецком уезде за 1907-1908 годах. Грязовецкой Земской Управы числится 233, пусть не таких крупных как современные производства, но всё же полноправных завода. Из них 3 винокуренных, 1 сыроваренный, 2 кожевенных, 47 маслобойных, 2 маслодельни паровые, 148 ручных маслоделен, 29 кирпичных завода, 1 лесопильный, 812 водяных и ветровых мельниц, 235 кузниц, 37-разных мастерских. В этом же списке перечислено немало торговых заведений: 10 складов, 410 лавок/ из них 330 молочных, 17 хлебно-бакалейных и мануфактурных, 15 чайных, 17 винных. Всего перечислено более 1700 заведений с чистой доходностью 34 877 рублей. Интересно, что владельцами маслодельных, кирпичных заводов, кузниц, мельниц, амбаров наряду с купцами и дворянами выступают и мещане, группы и даже отдельные крестьяне.

Для разработки и обсуждения вопросов, в решении которых Управа затруднялась, при ней был учреждён Экономический Совет, активно действовавший особенно с 1910 года с приглашением специалистов по самым различным вопросам экономики края. Совет занимался вопросами сельского хозяйства, торговли и промышленности, путями сообщения, почтой, пожарной охраной, готовил соответствующие рекомендации для земской управы. В Совет, помимо членов управы, входили двое земских гласных, выбираемых Земским Собранием на один год, агроном, ветеринар, техник и земский врач по рекомендации врачебного совета. Его председателем считался председатель управы. Все постановления Экономического Совета рассматривались управой и, если она с ними соглашалась, и они не противоречили закону и постановлениям Земского Собрания, приводились в исполнение.

Земство распределяло расходы бюджета по различным статьям. В смете расходов на 1910 год на обязательные расходы выделялось 59 181 руб. 54 коп., в том числе на содержание земского правления - 29 216 руб. 64 коп., с жалованием председателю управы 2 000 руб. в год, членам управы - 1000 руб. каждому. В целом это было 18,5 % - 5,4 части бюджета. На народное образование выделялось больше, чем на все обязательные расходы, а именно 59 309 руб. 84 коп. - те же 5,4 части бюджета (18,6%). На медицинскую часть ещё больший расход - 66 645 руб. 82 коп. - 4,8 части (20,9%). Привлекает внимание, какую значительную сумму уездное Земство выделяло губернскому. Это 60 923 руб. 08коп - 5,2 части бюджета (19,1%). Все расходы составили 319 142 руб. 31 коп.

Расходы на губернское земство нередко вызывали недовольство у гласных уездных земств. В 1913 году Грязовецкая земская Управа вообще предложила присоединиться к мнению об упразднении губернского земства из-за того, что губернские земства оттягивали значительную часть местных средств (до 37% бюджета), из-за возрастающего вмешательства губернского земства в жизнь уездного.

Забот у Земства было немало, и одно из первых мест занимало дорожное строительство, потому как бедственное состояние дорог в России всегда приравнивалось чуть ли не к стихийному бедствию. В 1909 году шло одновременное обустройство Шуйского и Подозёрного трактов.

Подозёрный тракт проходил через имение Валериана Николаевича Брянчанинова "Юрово". Он же и содержал деревянный мост через реку Комёлу. Однако сей знаменитый землевладелец полагал, что кроме известной пользы мост приносил массу лишних хлопот, а потому почёл за благо передать его в ведение земства. Земство взяло мост под свой баланс и выделило на его ремонт 200 рублей. Но когда с его состоянием ознакомились поближе, то пришли к неутешительному выводу - мост надлежало перестраивать полностью. Прикинули смету: получилось 1434 рубля 54 копейки, в том числе 5 рублей на водосвятый молебен по окончании работ. А всего, с учётом строительства моста, на обустройство тракта было затрачено 1533 рубля 75 копеек.

Шуйский тракт с 15 сентября 1908 года по 1 января 1909 года поглотил 3415 рублей 93 копейки. Интересно, что на участке от Арсеньева монастыря до деревни Липовик полотно дороги было устлано камнем.

Осенью 1908 года уездное Земское Собрание рассматривало ходатайство крестьян деревни Пушкино Семёнцевской волости и деревни Бушуиха Ведёрковской волости об устройстве подъездных путей к станциям Бакланка и Бушуиха.

К устройству подъездного пути до станции Бакланка приступили в мае 1909 года, и к осени того же года все работы, предусмотренные на этот период, были выполнены. А полностью завершить устройство подъездного пути намечалось на 1910 год.

Против строительства такого же пути до станции Бушуиха неожиданно выступили крестьяне Ведёрковской, Огарковской и Авнегской волостей. Дело в том, что Шумеевский разъезд предполагалось превратить в станцию с продажей пассажирских билетов и с багажным отделением. Эта станция считалась более удобной, чем Бушуиха, а потому лучше было бы по их мнению, подъездной путь устраивать не к станции Бушуиха, а к станции Шумеево.

Того же мнения придерживалась и ревизионная комиссия собрания. Одновременно она высказалась за строительство подъездного пути от села Сидорово до станции Вохтога Санкт-Петербургско-Вятской железной дороги. Мотивация такова: село Сидорово - торговое, его торговлей пользуется громадный район, значительная часть уезда стоит в зависимости от его торговых заведений. Семивёрстная дорога от Сидорова до Вохтоги находилась в неудовлетворительном состоянии - весной, во время разлива, она становилась и вовсе непроезжей.

Ревизионная комиссия рекомендовала собранию составить проекты и сметы по устройству обоих подъездных путей для представления экстренному Земскому Собранию.

По тем временам в уезде не существовало никаких специализированных строительных организаций, поэтому производством работ занимались крестьянские артели, образуемые во время строительства. Между артелями и земской управой заключался договор, который основывался на так называемых кондициях (условиях) при отдаче с торгов работ по исправлению земских трактов. Кондиции оговаривали качество материалов, ход самих работ, оплату и т.д.

Ещё одной из главных задач, стоящих перед уездным земством было развитие народного образования. К началу 1908-1909 учебного года в Грязовецком уезде было 69 земских училищ, из них 61 - однокомплектное. Однокомплектным училищем считалась школа с трёхлетним сроком обучения одним учителем. В ней число учащихся не превышало 50 человек. Если же было больше, то преподавали два учителя, и она считалась двухкомплектной.

В начале того же учебного года были открыты три новых однокомплектных училища: Захаровское (д. Захаровское Ведёрковской волости), Казаркинское (д. Казаркино Жёрноковской волости) и Сырищевское (д. Сырищево-Вольное Ведёрковской волости).

Таким образом, с начала 1908-1909 года в Грязовецком уезде функционировало 72 земских училища. В них работало 14 учителей и 68 учительниц. На содержание земских училищ в 1908 году было израсходовано 39950 рублей 70 копеек.

Существовали и так называемые министерские училища, то есть такие, которые содержались за счёт министерства просвещения. Их было немного - всего четыре: Семёнцевское, Слезинское, Сопелкинское и Старосельское. Основная тяжесть содержания народного образования падала всё-таки на земство, хотя определённую помощь средствами государство оказывало.

Ну вот взять хотя бы вопрос о школьных приварках, то есть о питании учащихся в училищах. В 1908-1909 году школьный приварок имели ученики 25 земских училищ. Средства на него давало земство, какая-то часть собиралась с учеников - деньгами или продуктами. Интересно, что в министерских начальных училищах горячего приварка не было, но всё же в трёх из них всё-таки горячий приварок стали давать, но…за счёт сумм, испрошенных у того же земства. Каждый отдельный приварок обходился в 0,6 копейки!

В следующем учебном году решено довести её до 0,8 копейки. Что же представлял из себя этот приварок?

Вот меню Воскресенско-Заболотского училища. Там приварок состоял из двух блюд, а в них входили горох, крупянка с грибами, крупянка с кислой капустой, щи с сущём, щи с мясом, картофельный суп с грибами и луком, каша гречневая или пшённая с постным маслом, кисель гороховый.

Помимо земских училищ в уезде существовали церковно-приходские школы. Уроки Закона Божьего вёл 71 преподаватель. Если учесть, что это преимущественно были священники приходских храмов, то можно предположить, что и таких школ было достаточно. Но поскольку они содержались за счёт епархии, то земство занималось преимущественно своими школами. Между церковно-приходскими и земскими школами в начале века определилась заметная разница - в последних преподавание было поставлено лучше. На этой базе иногда происходили трения между земством и священнослужителями.

Вот один пример. 20 сентября 1909 года в управу поступило прошение крестьян деревень Свистуново, Дворец и Крестовки (Креста), адресованное в Грязовецкое Земское Собрание:

"В текущем 1909 году, по нашей просьбе, нашим благодетелем и односельчанином Иваном Михайловичем Оленчиковым была выстроена на его собственные средства школа. Нынче до нас дошли слухи, что эту школу хотят сделать церковно-приходской. Между тем, нашей же всегдашней мечтой и желанием было видеть её земской, т.к. земство более внимательное к школьному делу. Перед постройкой этой школы строитель И.М. Оленчиков нам ставил условием передать эту школу и земство, и мы находим вполне справедливым его желание. Поэтому мы, нижеподписавшиеся, покорнейше просим взять эту школу в ведение земства, назначить туда постоянную учительницу и оборудовать её классными принадлежностями и пособиями. Наша просьба является вполне законной, т.к. много лет платя земские повинности, мы не имели возможности пользоваться земской школой".

Да и сама Земская Управа так отзывалась о церковно-приходских школах:

"Оне, будучи помещены в церковных сторожках, часто в домах церковнослужителей, имея какое-то подвижное устройство, переходя в один и тот же год из дома священника в дома его причта, разделяющего с ним труды по занятию дают весьма незавидный результат в деле обучения".

Помимо земских училищ и церковно-приходских школ существовали ещё и инструкторские школы. Что они из себя представляли? Это были специальные учебные заведения, в которых готовили учителей-мастеров для организации деятельности местных учреждений в области улучшения технической стороны кустарных производств.

Так было решено внести в смету 1911 года расходы на содержание четырёх стипендиатов от уезда для обучения в этих школах и изучения следующих ремёсел: гончарного, валяльного, бондарного и корзиноплетения. Управа полагала выдавать стипендии с условием, чтобы по окончании курса они занимались ремёслами только в Грязовецком уезде. В этом случае стипендия земству не возвращалась. Ну, уж если стипендиат по окончании курса не вернётся в Грязовецкий уезд, то стоимость стипендии должна быть возвращена земству полностью.

Население в уезде в большинстве своём было безграмотным. По переписи населения 1897 года по 9 волостям уезда грамотность составила только 26,6%. Хотя и этот результат указывал на второе место по уровню грамотности во всей губернии. Но и саму необходимость обучения приходилось земскому учителю совсем нелегко доказывать крестьянам, которые, по выражению того времени, были просто" рецидивистами безграмотности" и зачастую вообще считали образование лишним, особенно для девочек, которые и "неграмотные могут ухаживать за коровами".

Несмотря на это наше земство неустанно заботилось об открытии новых земских училищ, о строительстве новых помещений для школ, поддержания в порядке уже существующих. Делать это было нелегко, т.к. государство отпускало только 12% на образование, остальные средства вплоть до 1911 года шли за счёт земства, приходов и частных пожертвований. И всё же новые учебные заведения открывались практически ежегодно.

В первые годы существования земства в ведении Грязовецкого училищного совета находилось 5 училищ (одно в Грязовце, четыре в уезде) и 40 церковно-приходских школ. Городское училище содержалось за счёт городских доходов, сельские - на 6-ти копеечный сбор с государственных крестьян, церковно-приходские школы - "на собственный счёт духовного ведомства, содержащих оных". Всех учащихся в них 488 мальчиков и 44 девочки. На все училища (кроме ЦПШ) - четыре законоучителя и три учителя.

В связи с 25-летием со дня введения земских учреждений в Вологодской губернии на заседании уездного Земского Собрания прозвучало заявление гласного Васильева В.М.:

"Земство - это всесословное учреждение, составляющее славу царствования Императора Александра II, дарованное Монаршей властью русскому народу - есть прямое последствие величайшей реформы нынешнего столетия; освобождения миллионов русских людей от крепостной зависимости. Со дня подписания Царём Русским указа Правительствующему Сенату о введении в России Земских учреждений земство, сразу поняв мысль законодателя, служило лучшим проводником для общения народа с верховной властью…

25-летняя годовщина Вологодского земства не должна и у нас пройти бесследно, а потому я имею честь предложить Грязовецкому уездному Собранию ознаменовать её учреждением ещё 10 народных земских школ, в районах тех местностей Грязовецкого уезда, где ещё до сих пор подрастающее население не пользуется от земства этой настоятельной потребностью образованием. Это постановление Земства будет лучшая дань памяти Царю-Освободителю, имя которого навеки останется в памяти русских людей, освобождая свободный народ от невежества и призывая его к свету".

Через 40 лет деятельности Грязовецкого Земства, к 1913 году, положение дел в народном образовании было следующее: на средства казны в городе действовали мужское училище и женская гимназия, при которой некоторое время даже действовали педагогические курсы; 103 училища, входящие в ведение Министерства народного просвещения, из них одно в городе и 102 в уезде. Кроме того, имелись 75 школ церковно-приходского ведомства: две - в городе, 73 - в уезде. Всего учебных заведений в Грязовецком уезде того времени было178.

К началу 1913 года в них работало 65 законоучителей, 18 учителей, 113 учительниц. Кроме того, было 24 преподавателя пения из церковных служителей и 4 запасных чина, занимающихся гимнастикой и военным строем. Всего по уезду учителей 224, правда , только 5% из них имели специальную подготовку. Впрочем, и тогда начальное образование в уезде было далеко от многих детей: школу посещали только 53%, 47% оставались без обучения.

В 1914 году школьная сеть города пополнилась открытием ещё одной мужской гимназии. К 1916 году в городе действовали учебные заведения: городское уездное училище, мужская и женская гимназия, городское приходское училище, мужская и женская ЦПИ.

Земством была разработана программа введения всеобщего начального образования в уезде, утверждённая губернским земством в 1911 году, и оно упорно шло к её реализации, очень много сделав для распространения народного образования.

Управа предлагала учредить в уезде 4 профессиональных учебных заведения: по обработке дерева, рукоделию, обработке волокнистых веществ и сельскому хозяйству; также просить на средства казны открыть ремесленное отделение с токарно- столярной специальностью, говорилось о целесообразности сельскохозяйственных и молочных школ. Но таких школ так и не было создано, но по инициативе Земства вводились уроки рукоделия в училищах, кое-где ремесленные рукоделия и целые женские рукодельные классы.

В заботу земства о школах входило избрание попечителей земских училищ. Выбирали людей грамотных, могущих материально помочь бедным учителям, в проведении рождественских ёлок, в устройстве школьных праздников. Среди них были и дворяне, и крестьяне, и представители служащей интеллигенции. Например, попечителем Клобукинского училища стал земский врач Раменского участка Александр Николаевич Бронников.

Прославилась своей попечительской деятельностью и помещица Наталья Никандровна Волоцкая, опекая женскую гимназию. Она не только жертвовала деньги на учебное заведение, но и передавала книги в её библиотеку, учредила стипендию наиболее одарённым гимназисткам. За свою благотворительную деятельность Наталья Никандровна в начале 20 в. была пожалована золотой медалью на Анненской ленте.

Конечно, проблем в народном образовании тогда тоже было немало. Часто поступали просьбы учителей о прибавке к жалованью, оказании единовременной помощи. Были времена, когда Земству просто не хватало денег на выплату этого самого жалованья учителям. Но несмотря ни на что в осуществлении огромного дела образования, Земство прежде всего опиралось на них, земских учителей, среди которых было немало выдающихся личностей.

В полную компетенцию Земства входило и библиотечное дело. Число бесплатных народных библиотек постоянно росло и к 1910 году составило 78 с общим числом читателей 4649 человек, а в фондах находилось 2 3982 тома.

Что же читали грязовецкие крестьяне начала века? Прежде всего, беллетристику - она стоит на первом месте, составляя более половины всех выданных книг, затем идут книги по истории, географии, религиозно-нравственного содержания и по естествознанию.

Характерно, что в это время заведующие библиотеками сообщают в управу о желании читателей видеть в фондах больше книг по сельскому хозяйству и ремёслам, медицине и гигиене, сельскохозяйственных журналов и журналов с бесплатными приложениями, таких, например, как " Нива".

Относительно невысокое количество читателей по отношению к общему числу крестьянского населения говорит и о наличии в уезде довольно значительного числа неграмотных.

Члены Управы, ознакомившись с состоянием библиотечного дела, пришли к такому выводу: "Печальна и не приглядна оказалась картина состояния народных земских библиотек в Грязовецком уезде. Немного названий, ещё меньше книг… Всё русское общепризнанно ценное, чем гордится русский народ и родная литература - Пушкин, Тургенев, Гоголь, Лермонтов - всё это оказалось упразднённым, изгнанным из народных библиотек, забитым и загнанным Чириковыми, Айзманами, Свирскими, Горьким и Мельшиным (Якубовичем). Козлова Фета, Апухтина, Тютчева, Майкова, Аксакова не оказалось нигде. Библиотеки, имеющие Грибоедова, сочинения Императрицы Екатерины II, Данилевского, оказались единицами".

Для приобщения к чтению, для воспитания у населения культуры общения с книгой, имели место с подачи губернского и уездного Земств - народные чтения. Земство еще в 1896 году отпускало средства на них и ходатайствовало перед губернским Земством о выписке световых картин и чтений по медицине и гигиене. Особое распространение они получили в начале XX века при содействии губернского Земства и Комитета Трезвости. В 1912 - 1913 учебном году при 23 училищах было организовано 139 чтений, на которых присутствовало 13 606 слушателей. Училищный Совет предлагал организацию таких пунктов чтений в каждом школьном районе.

Земским Собранием и Училищным Советом в 1912 году была утверждена целевая программа по развертыванию библиотечной сети, по которой намечено было иметь 11 центральных библиотек - читален и 165 пришкольных библиотек. Однако для такой постановки библиотечного дела в уезде не хватало более солидных средств, чем те, которые могло опустить Земство.

На Земском Собрании предлагалось, учредить и такие пункты внешкольного образования, как педагогические музеи (на сессии 1913 г.) - уездный в г. Грязовце и 5 в уезде, а также народные дома, "где бы могли найти себе место воскресные классы и школы, народные чтения, библиотеки, музеи, а также народный театр, концерты и прочее - по одному в каждой волости для начала". Но эти планы не получили развития. В последующих документах Управы встречается едва ли не единственное упоминание о Народном Доме при Управлении Мироносицких кооперативов, а именно приветствие Управы от 15 сентября 1915 года с открытием первого в уезде Народного Дома как "нового, симпатичного рассадника света знаний".

В конце своей деятельности Земство стало поднимать вопросы и о воскресных школах для взрослых (1913 г. в Грязовце действовала одна школа, содержащаяся на средства Комитета Трезвости, в ней обучалось 6 человек, с 1914 года действовало 9 школ).

Не менее насыщенную событиями, фактами, именами, чем история развития народного образования, имеет и история народного здравия и медицинской помощи в период деятельности Грязовецкого уездного Земства.

Зародившаяся в середине девятнадцатого века земская уездная медицина получила в наследство от приюта призрения 5 госпитальных коек в неприспособленном для медицинских целей помещении на 140 тысяч жителей уезда. А потребность в койках была огромна: как повествует статистика семидесятых годов прошлого столетия в 1871 году было зарегистрировано в Грязовецком уезде 448 человек, больных острозаразными заболеваниями - тифом, оспой, холерой. В 1873 году - 272 случая оспы, в 1874 году - 398 случаев оспы, от которых умирает 91 больной. Бороться с эпидемией мешает крайне недостаточная пропускная способность имеющегося стационара, где в 1873 году пролечили всего 146 больных, в следующем - 163 - меньше половины нуждавшихся.

Нужны были радикальные решения. И вот 24 октября 1876 года на сессию Грязовецкого Земского Собрания выносится вопрос о строительстве типовой городской больницы. Составить проект такой больницы поручается архитектору Шильдкнехту. Прошло всего два года , и уже 5 сентября 1878 года очередная сессия с удовлетворением констатировала: "Новая больница готова и переведена в новое здание на 20 коек". Как и в наши дни строители не смогли уложиться в утвержденную смету, перерасходовав ее более, чем на 2258 рублей, фактическая стоимость больницы составила 14240 рублей и 80 копеек. Предтеча сегодняшней Грязовецкой центральной больницы района размещалась в одноэтажном красивом здании (долгое время потом использовавшееся в роли поликлиники), разделенном на мужскую половину с 13 койками и женскую, имевшую 7 коек. Для заразных больных было выделено по три постоянные койки на каждой половине. Лечение было платное, день пребывания в стационаре стоил для местных 20 копеек, для приезжих - 30. За тех, кто по бедности заплатить не мог, платило "общество". До конца этого и последующие два года больница не имела официального врача. Такой врач появился лишь 15 декабря 1880 года. Им стала возглавившая на долгие годы больницу Анна Павловна Одинцова. Это была губернская стипендиатка, молодая энергичная женщина 1850 года рождения, умело сочетавшая практику врача, организатора здравоохранения и общественного деятеля. С первых дней работы она активно ставит вопросы здравоохранения на сессиях земства, доказывая необходимость дальнейшего развития больницы и прежде всего строительство инфекционного отделения, открытие аптеки, увеличение жалования среднего и младшего персонала больницы. За период ее работы в 1887 году построено второе здание больницы - административно-хозяйственный флигель с квартирами для смотрителя и старшего фельдшера, в 1893 году - двухэтажный терапевтический корпус, в 1900 году - инфекционное отделение. В 1895 году Земство утвердило необходимые ассигнования на строительство аптеки. В 1897 году в уезде была открыта первая сельская участковая больница в Святогорье на 10 коек. Заведовать ей было поручено врачу Барскому. С 1885 года и до своей смерти в 1903 году Анна Павловна избиралась попечителем Ростиловской школы. Похоронив ее за свой счет на почетном месте слева от церкви Грязовецкое Земство установило Анне Павловне большой обелиск из черного мрамора, выбив на нем надпись "От благодарного Земства".

После смерти Одинцовой больницу возглавил врач-терапевт Алексей Александрович Бронников. С этой фамилией наша земская медицина связана весьма основательно, ибо она принадлежит целой династии врачей, соединённых семейными узами и очень много сделавших для грязовчан. У истоков этой династии стоят братья Бронниковы. Младший из них, Алексей Александрович, прибыл в наш уезд в 1892 году после окончания Московского университета. С его вступлением в должность главного врача Грязовецкая земская больница становится из чисто городской больницы организационным центром всей уездной медицины. Начало нового века ознаменовано для грязовецкой медицины бурным развитием ее сельского звена. К открытой уже первой Святогорской больнице прибавились Раменская участковая больница (впоследствии Сидоровская), Шепяковская, Панфиловская и врачебная амбулатория в селе Семенцеве. Интересный эпизод связан с Панфиловской больницей: перспективная сеть участковых больниц в уезде, утвержденная в 1906 году уездным Земством, предусматривала строительство в Панфиловской волости участковой больницы в районе Рождественско-Брюховского погоста. Признавая невыгодность географического положения участка вдали от центра волости, Земство выбрало его исключительно из конъюнктурных соображений: участок располагался вблизи границы Грязовецкого и Вологодского уезда, следовательно лечиться в ней стали бы как те, так и другие жители, а значит больнице можно бы присвоить статус межуездной, и тогда деньги на строительство больницы можно просить из губернской казны. Однако на свою просьбу Грязовецкое Земство получило отказ и было вынуждено потому вновь вернуться к уже утвержденной очередности строительства и расположения участковых больниц. И в это время мы видим образец истинного благородства и настоящего меценатства. В дни тягостных раздумий Земство получает заявление местного дворянина Николая Васильевича Купреянова следующего содержания: "желая облегчить для Грязовецкого Земства устройство проектируемой лечебницы в Панфиловской волости, я предлагаю в дар полторы десятины земли и срубы двухэтажного дома 5 и 8 сажень, с прирубом 2 сажени. Землю могу отвести или рядом с сельцом Неверовым, или по дороге из Панфилова к Бокотову пустоши Волково. Это предложение я имел ввиду внести лично, но, вследствие нездоровья не могу быть на Земском Собрании". При личной же встрече с представителями Земства Николай Васильевич добавил, что "если Земство решит нынче же строить больницу в Панфиловской волости, то он, идя навстречу Земству, обещает кроме земельного участка и срубов пожертвовать еще на первоначальные расходы по постройке больничных зданий и на покупку строительных материалов три тысячи наличными деньгами".

Дар этот был с благодарностью принят, и Панфиловская участковая больница вскоре была построена. Причем интересная деталь - вначале был построен дом для медперсонала, а уж затем амбулатория и стационар! Это ли не пример того, что забота о людях была абсолютным приоритетом местной власти. Но и медики работали не за страх, а за совесть! Описывая тогдашнюю работу своего отца - сельского врача Раменской участковой больницы Александра Николаевича Бронникова (племянника братьев Бронниковых) его дочь, доктор медицинских наук, Мария Александровна Бронникова вспоминала как проведя амбулаторный прием и обход больных в стационаре, отец вместе с фельдшером садился за приготовление прописанных самим лекарств для больных, так как аптеки в больнице не было. Участок обслуживания составляли 35 тысяч жителей и по вызову на дом иногда приходилось выезжать за 30 - 50 верст. Представление о таких вызовах дает в своем выступлении на третьем губернском съезде врачей Алексей Александрович Бронников: средняя трата времени на каждый вызов на дом 1 - 3 суток! Но и это еще не все: была еще общественная деятельность по организации детских яслей. Кстати, Грязовецкий и Тотемский уезды были первыми в Вологодской губернии по организации детей в ясли-приюты. А в Вохтоге на период крестьянской страды врач Бронников решил активно помочь крестьянам, организовав ясли для их детей, которых по данным официальной статистики, например, в 1910 году числилось уже 69 от 2,5 месяцев до 13 лет.

Алексей Александрович Бронников проработал заведующим Грязовецкой больницей почти четверть века. В это время наряду с сельским здравоохранением развивалась и городская больница: вслед за терапевтическими и инфекционными больными в больнице стала оказываться помощь также больным хирургического профиля и роженицам, хотя отдельных помещений для них не было и предусмотрено. С 20 коек в начале своего пути больница увеличила мощность стационара почти вчетверо. К началу первой мировой войны Грязовецкая земская больница занимала 4 здания, имела 30 человек персонала и обслуживала население численностью около 27 тысяч человек. Итог ее ежегодной работы составляли около 1000 пациентов, пролеченных в стационаре и более 25 тысяч посещений, сделанных амбулаторно.

Учитывая значительный объем хирургической и акушерской помощи, заведующий больницей ставит перед уездным Земством в 1913 году вопрос о строительстве в 1914 - 1915 годах отдельного корпуса для больных хирургического и акушерского профиля и получает положительный ответ.

В одно время с Алексеем Александровичем Бронниковым в уезде работал в ранге Правительственного врача его старший брат, Павел Александрович. Его большая работа по ликвидации эпидемий тифа, скарлатины и оспы специально отмечена уездным Земским Собранием в октябре 1891 года при рассмотрении вопроса об итогах этой работы: "число кроватей для тифозных больных - 78, скарлатины - 20, бесплатная выдача лекарств и дезинфицирующих средств. Оспенное отделение открыто в доме купца Николая Мотова, с оплатой по 15 рублей в месяц, а дьяконская вдова Манефа Ельцова поставляла туда продовольственные порции по 19 копеек за каждую, а провизор Манасевич отпускал лекарства со скидкой аптекарской таксы 50 процентов, оспопрививание проводили фельдшера Голубев, Балков, Пономарев, Романов. Ликвидация эпидемии прошла при энергичном содействии, оказанным Грязовецким уездным Правительственным врачом П.А. Бронниковым, к 1 июня прекращена эпидемия". Павел Александрович работал в Грязовце до своей кончины в 1919 году. Хоронил его весь город.

В Раменской (потом Сидоровской) больнице с 1903 по 1945 год работал племянник братьев Бронниковых - Александр Николаевич. Он умер как его дядя - прямо на работе. А в открытой позднее Панфиловской больнице работал второй племянник - Бронников Михаил Николаевич. Он был участником Великой Отечественной войны, а после ее завершения занимался врачебной деятельностью в Тегеране, за что был награжден правительством Ирана орденом Льва и солнца. Кроме этих четырех Бронниковых, проработавших много лет в Грязовецком уезде, а потом в районе, некоторое время работал пятый Бронников, Владимир Николаевич, по специальности врач-психиатр. Но вскоре он был переведен в Вологодскую психиатрическую больницу. Все дети старших Бронниковых средне образование получили в Грязовце. Среди них есть художники, работники культуры, а упоминавшаяся уже Мария Александровна пошла по стопам отца и стала доктором медицинских наук.

Замечательные врачи стояли у истоков грязовецкой медицины, многое успели они сделать и за каждым успехом явно видна также роль нашего уездного Земства. Глубокое уважение личности врача, четкое понимание нужд медицины, приоритет охраны здоровья и самоотверженное служение людям отличали большинство представителей Земства и это очень хорошо видно, по протоколам собраний Земства.

Вот в 1909 году в земскую Управу обращается заведующий больницей Алексей Александрович Бронников с просьбой о ходатайстве перед Земским Собранием об установке во дворе больницы новинки того времени керосинокалильных фонарей вместо обычных керосиновых, дающих мало света. Он объясняет, что "надлежащий свет во дворе больницы безусловно необходим, так как иногда и ночью привозят серьезных больных; вечером же в аптеку приходят многочисленные посетители за лекарствами". Рассмотрев просьбу, "Управа имеет честь просить Земское Собрание ассигновать на приобретение и постановку одного керосинокалильного фонаря для освещения двора больницы - 150 рублей". Так больница в числе первых в городе обрела эту новинку.

1910 год. В Грязовце начинается строительство первых канализационных сетей. Власти как всегда, прежде всего, позаботились о больнице, в результате она стала обладательницей этого удобства протяженностью 409 с половиной сажень.

1913 год. Земская управа намеревается абонировать десять номеров впервые установленной городской телефонной станции. И теперь, без всяких напоминаний, она не забывает больницу, распределив номера так: "два для Управы, два для больницы, два для медицинских врачей, один для провизора, один для ветеринарной больницы и два для служащих Управы". Таким образом медики получают пять номеров - даже больше, чем Управа берет на себя! Не обходят медиков власть придержащие и при распределении поощрений. К примеру первой заведующей больницей Одинцовой Анне Павловне за 13 лет ее службы без всяких от нее просьб Земство 4 раза увеличивало зарплату, всякий раз отмечая при этом ее добросовестную работу. А вот как звучит представление по случаю 38-летия земской службы смотрителя Грязовецкой городской земской больницы Константина Павловича Ивановского: "Большое хозяйство больницы требует умелого ведения и наблюдения. Константин Павлович, благодаря его опытности и напряженному труду … умело и аккуратно ведет это хозяйство. В виду изложенного, признавая Константина Павловича заслуживающим признательности и благодарности земства, на службу которому он отдал свои силы и лучшие годы своей жизни, Управа полагала бы выразить Константину Павловичу глубокую благодарность земства и ходатайствовать о награждении его орденом святого Святослава 3 степени".

Не забывает Земство и о своем главном предназначении - обеспечивать нормальную жизнь населения уезда. Вот несколько примеров. Единственный уезд в губернии - Грязовецкий - еще в 1894 году принял постановление: в случае личной несостоятельности пациентов Грязовецкого уезда, лечившихся в губернских больницах, не взыскивать за их лечение деньги, а слагать со списков. А о том, что суммы эти были весьма значительными, говорится в докладе Земскому Собранию 1909 года: "Уездная Управа имеет честь предложить Земскому собранию сложить со счетов всю сумму недоимок в 15045 рублей 39 копеек", которая образовалась на 1 января за лечение крестьян.

Не обходит вниманием Земство и питание больных в стационаре, вопрос о котором специально выносится на рассмотрение Земского Собрания. "Большинство врачей, состоящие ныне в нашем Земстве, прослужили у нас уже несколько лет, а потому отлично ориентировались с местными условиями и с порядком продовольствия больных и всегда правильно ведут хозяйство и перерасходов на продовольствие больных не бывало, но тем не менее Управа находит необходимым нормировать эти расходы, во-первых для того, чтобы достигнуть однообразия во всех больницах, а во-вторых, чтобы вновь поступивший, в случае ухода со службы старого врача, новый врач имел возможность тотчас же ознакомиться с установленными нормами, а не полагаться на слово того фельдшера или акушерки, которые фактически заведуют в уездных больницах хозяйством". Вот типовое меню на неделю: супы вермишелевые, картофельные, крупяные, с кореньями, мясные, жаркое, котлеты, жареное мясо, битки мясные с картофелем или макаронами, различные каши на молоке с маслом, белый и черный хлеб. И примечание: по усмотрению врача первая порция может быть усилена прибавлением одного фунта молока, а вторая, третья и четвертая - прибавлением полфунта белого хлеба, одного фунта молока, двух штук яиц и киселя клюквенного или овсяного.

Одними из приоритетных вопросов были кадровые, которые неоднократно решало Земство: "… основной оклад содержания, как медицинским врачам и фельдшерам, так и ветеринарным фельдшерам недостаточен, так как в большинстве других земств оклады выше.… Вышеизложенного Уездная Земская Управа признает, безусловно, желательным … увеличение основного оклада жалованья по всем поименованным выше должностям…".

Об особом, приоритетном отношении Грязовецкого Земства к медицине говорит и тот факт, что за 13 лет с 1890 по 1913 год вопросы здравоохранения рассматривались на Земских Собраниях 11 раз. И несмотря на трудности и проблемы подходы грязовецкого Земства к вопросам здравоохранения были правильными, что и констатировали в 1908 году делегаты губернского съезда врачей и представителей земств и городов Вологодской губернии: "В настоящее время население Грязовецкого уезда нельзя считать в достаточной степени обеспеченным медицинской помощью, но … Грязовецкое Земство в заботах о дальнейшем развитии медицинского дела стоит на правильном пути".

Таким образом, на примере Грязовецкого Земства видно, как много сделало Земство за время своего существования. Понятно, что намного огромнее и продуктивнее могла бы быть его работа, если бы Земство было организовано на демократических началах и пользовалось необходимыми для органа самоуправления самостоятельностью и независимостью.

Земство не имело корней в широких слоях населения. Между уездным Земством и населением не было посредствующих степеней земской организации. Поэтому как бы широко не развивалась земская деятельность, Земство осталось чуждым сельскому населению, которое смотрело на него как на одно из казённых учреждений, в котором орудуют делом "господа".

Зрела коренная реформа земских учреждений как со стороны их организации в смысле построения на демократических, бессословных и бесцензовых началах и приближения к населению, путём создания мелкой земской единицы, так и со стороны их самостоятельности и независимости как органов самоуправления. Но такая реформа могла состояться при общем переустройстве русской политической жизни на демократических началах. Что назрело, то и произошло в 1917 году.

Грянула февральская революция, приведшая к падению самодержавия и к коренным переменам в жизни общества. К власти пришло Временное буржуазное правительство, на местах - Временные губернские и уездные комитеты, которые активно взялись за реорганизацию земских учреждений. Был создан такой комитет и у нас в уезде, по решению которого 16 апреля 1917 года открылось Чрезвычайное Уездное Земское Собрание довольно демократического состава. На собрании с речью выступил, принявший на себя роль председателя уездного Земства, служащий бывшего Земства, заведующий отделом народного образования Скотников Иван Степанович, который с радостью приветствовал первое бессословное, бесцензовое Земское собрание и провозгласил новые задачи Земства, "… вся деятельность которого должна быть направлена на развитие в населении самосознания, самоопределения и чувства гражданственности". Так было положено начало новому этапу уездного Земства, самого короткого по времени в его истории.

Вскоре, в мае 1917 года последовали два постановления Временного правительства по реорганизации земских учреждений, которые официально закрепили новые вехи в работе Земств. Первое - о производстве выборов губернских и уездных земских гласных на основе всеобщего, прямого, равного и тайного избирательного права, признававшегося за гражданами обоего пола, достигшими возраста 20 лет. Другим актом вводилась "мелкая земская единица"- волостное местное самоуправление в виде волостного Земского Собрания и волостной земской управы. Затем Временное правительство подписало третье постановление о земствах, значительно расширяя их компетенцию, в частности , им было отдано заведывание милицией в пределах уезда.

При всём этом правительство всё-таки не дало и тогда демократизированным земским учреждениям полной самостоятельности, опасаясь крестьянского "засилия" в них - контроль за действиями уездных и губернских земств, не говоря уже о вновь созданных волостных, сохранялся.

Летом 1917 года в Грязовецком уезде прошли выборы в Земство на срок до 1 января 1919 года. Состав собрания был вполне демократичным: были в нём и учителя и врач П.А.Бронников, даже студент, много крестьян, служащих. И только один землевладелец, один кооператор и один торговец.

Все выборные гласные перед вступлением в должность давали клятвенное обещание в присутствии представителя управы истекшего трёхлетия.

"Клянусь честью гражданина и обещаюсь перед Богом и своей совестью быть верным и неизменно преданным Российской Республике, как своему Отечеству. Клянусь служить ему до последней капли крови, всемерно способствуя славе и процветанию нашей родины и установлению воли народа при посредстве Учредительного Собрания. Возложенный на меня долг службы буду выполнять с полным напряжением сил, имея в помыслах исключительную пользу Государя и не щадя жизни ради блага Отечества.

Клянусь повиноваться всем поставленным надо мной начальникам, чиня им полное послушание во всех случаях, когда это требует долг гражданина перед Отечеством.

Клянусь быть честным, добросовестным гражданином и на нарушать своей клятвы из-за корысти, родства, дружбы и вражды. В заключении данной мной клятвы осеняю себя крестным знамение и подписуюсь".

Первое заседание первого Грязовецкого демократического уездного собрания состоялось в декабре 1917 года, на котором были избраны руководители Земства. Председателем Собрания - Лаврентьев А.А., членами управы - Александр Иванович Хомяков, бывший герой-фронтовик, Иван Иванович Животов, Александр Петрович Куприянов (крестьяне).

Новое Земство приступило к работе. Первое организационное заседание Управы состоялось 11 января 1918 года. Но развернуть свою деятельность новым земским учреждениям так и не удалось.

По стране шло триумфальное шествие советской власти.

13-14 февраля 1918 года в городе Грязовце был образован Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, как видим, довольно поздно по сравнению с центром. Но деятельность его была скорой и решительной, в том числе и по ликвидации земских учреждений.

20-22 февраля состоялось Чрезвычайное уездное Земское Собрание, которое признало Совет рабочих и крестьянских депутатов как единственную власть в уезде.

18 марта 1918 года на заседании земской Управы решено было сложить полномочия по Земству в течение недельного срока, т.е. не позднее 26 марта. Советом, к тому времени, уже были отняты полномочия у Земской Управы.

Со своей стороны в марте 1918 года члены Совета выносят постановление " Об упразднении уездных земских гласных и всего состава Управы с переименованием последней в отдел народного хозяйства при Грязовецком Совете рабочих, солдатских и крестьянских депутатов". Членами исполнительного органа отдела народного хозяйства были избраны члены Совета:

Михаил Григорьевич Смирнов, Василий Алексеевич Мелёхин и Николай Семёнович Туляков, которые предъявляли требования к совету Управы о передаче им всего имущества и финансовой части уездного Земства и оставлении Управою своих полномочий, явившись 22 марта 1918 года в 8 часов вечера в Грязовецкую уездную Управу.

Управа в ответ на эти требования предъявила документы о прекращении своих функций. Были сделаны распоряжения о том, чтобы довести постановления Совета до гласных уездного Земского Собрания с указанием, что с сего числа их полномочия также прекращаются, и что Земское Собрание больше созываться не будет.

Так закончилась история деятельности земских учреждений в 1918 году, и Земские Собрания не созывались долгие десятилетия, уступив место новым органам управления - Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и их исполнительным комитетам, внесшим в дальнейшем свой весомый вклад в развитие местного самоуправления района.

История Земского Собрания с 1993 года

Приостановка деятельности, а затем и роспуск в 1993 году в связи с известными событиями Советов народных депутатов лишил возможности народного представительства при решении наиболее важных вопросов жизнедеятельности района. В конце октября 1993 года глава администрации района Чирков Владимир Иванович собрал в своем кабинете хорошо известных грязовчанам людей и откровенно заявил, что, по его мнению, при руководстве таким районом как Грязовецкий, обязательно должен быть постоянный совет с народом. Но как этого добиться? Видимо, только посредством его представительства в каком-то коллективном органе. Для формирования такой структуры было несколько вариантов. Первый заключался в том, чтобы объединить всех депутатов избранных на территории района и назвать это объединение Грязовецким земским съездом. Правда из-за его громоздкости заседания удалось бы проводить не чаще одного раза в год. Поэтому для большей оперативности имело бы смысл создать из числа депутатов Земское Собрание численностью 30-35 человек и закрепить за ним функции территориально-общественного органа самоуправления. Возможен и другой путь формирования представительного органа - несколько упрощенный. В Земское Собрание района входит лишь часть депутатов районного, областного Советов с учетом всего спектра социального представительства. Третий совсем простой вариант - создать представительный орган из работников администрации района и глав сельских администраций. Но в этом случае есть серьезная опасность, что администрация может "зарваться, деградировать в коррумпированную властную структуру". А этого хотелось бы избежать. Название органа неслучайно - это и связь с традициями прошлого и своеобразная причастность нового органа к земле, ибо в нем должны быть представлены все группы и социальные прослойки. Собравшиеся решили сформировать Земское Собрание не путем выборов, так как процесс это длительный, а работу по формированию бюджета района на следующий год необходимо проводить уже сейчас, подводить итоги и определять перспективу социально-экономического развития района, обозначать приоритетные стройки. А решение этих вопросов должно быть коллегиальным. Обсуждение вопроса проходило довольно бурно, однако собравшиеся пришли к одному выводу: представительный орган должен быть. В завершении встречи, подводя итог более чем часовому разговору, Владимир Иванович Чирков сказал: " Надо дело делать и меньше заниматься болтовней.… Дай бог, чтобы у нас получилось задуманное, и потом вся Россия взяла с нас пример…".

Слова оказались пророческими. 23 октября 1993 года было принято постановление администрации Грязовецкого района № 499 "О формировании органа местного самоуправления /Земского собрания /на территории района.


Грязовец
Баннер НИ.png 
 Банер1.jpg  Originalpsn_0-770x439_c.jpg 2.jpg   
  
Новое изображение.JPG
    
 
     untitled.JPG        Баннер_ссылка на РПГУ.jpg      ПКВО.jpg    
  Рисунок1.png     obraz.png    gilie.gif              Рисунок2.png 
     банер ГТО.jpeg  
   
баннер ФКРМД.jpg         synergy_211x68_Gryazovets.png    
     Работа в России 1.jpg
  banner_mini_2_2.png        _2017 May_SITE_BANNERS_MOBAIL_html5_728x90.png       vk_opfr35_4.png  Эмблема+ВСХП-2.jpg логотип РЦПП.jpg  Карта Забота лиц.сторона2.jpg        душа.png     
  
 
 120-67.gif  
баннер сайта.png  

      банер.png   

   246 х 97 пикселей.png
 
 Баннер ТИЦ.jpg 
   Приложение_№2_(19724538v1).JPG